Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Губернатор Петербурга не первое лицо в государстве, однако же и не последнее. Про Собчака в свое время говорили, что он, пожалуй, мог бы занять и президентское кресло — всё было бы хорошо, не поверь он в это вдруг сам.

Москве тогда пришлось избавлять петербургского градоначальника от иллюзий — избавили, усадив вместо Собчака в его кресло нарочито не харизматичного, издевательски «простого» Яковлева (впрочем, тогда считалось, что губернатор должен быть похож на Лужкова, и на Яковлева даже надели кепку).

Что стало с Яковлевым после того, как он ушел в министерство ЖКХ (существует ли оно еще?.. не ЖКХ, понятно, а министерство?), кажется, не знает никто. «Уж сколько их упало в эту бездну», — говорит в анекдоте сантехник. Последние 10 лет связаны были для петербуржцев с именем Валентины Матвиенко.

Матвиенко не любили — не любили за Охта-центр и за уплотнительные застройки, за снос памятников и за аляповатые новоделы в центре, за «сосули» и сугробы, не любили за интервью, которое ее сын дал Олегу Тинькову, и за много чего другого по мелочи. Куда важнее — не любили за то, что она была городу буквально навязана на выборах 2003-го, навязана жестко, ей сопротивлялись, сопротивление было подавлено, и Матвиенко, как считается, вступив в должность, сопротивлявшимся отомстила, постепенно по-тихому прикрыв все СМИ в Петербурге, которые платили авторам хоть какие-то деньги, — и всем петербургским журналистам приходится теперь зарабатывать в Москве, если только они не открыли маленький бар. В этих-то барах и собирается теперь петербургская «белая лента» — вот что значит не проявить вовремя милости к падшим.

Наконец, самое главное — не любили за явную «непетербургскость». Петербург вообще город довольно «шовинистский» — здесь у вас могут невзначай начать выспрашивать не только откуда приехали вы, но даже, если паче чаяния вы в Петербурге все-таки родились, откуда приехали ваши родители. Впрочем, дело в случае Матвиенко было, конечно, не только в происхождении — петербуржцам всё в ней было не то, вплоть до речи и внешности, и именно поэтому три года назад, провожая ее в Москву (которую наиболее «шовинистически» настроенные патриоты Петербурга в запале могут иногда назвать Быдлостаном), петербуржцы не только облегченно вздыхали, но и злорадно усмехались: там, мол, ей самое место.

За всеми этими эмоциями не нужно забывать о том, что Матвиенко удалось сделать для города — назову только перевод в Северную столицу газпромовских налогов, строительство вокруг города нескольких автозаводов (а значит, появление тысяч рабочих мест), строительство Кольцевой дороги и Западного скоростного диаметра, да и участие Петербурга в чемпионате по футболу. Хотя уничтожение Кировского стадиона, на мой взгляд, было и остается непростительной градостроительной ошибкой. Да и вообще — любой, кто помнит Петербург лет 15 назад, должен помнить и то, что высаженные на улицах цветы не так давно перестали вызывать удивление.

Что касается Георгия Полтавченко, то к нему отнеслись поначалу с некоторой настороженностью, но и только. Говорить о том, что хорошего он сделал для города, пожалуй, пока рано, хорошо уже и то, что не сделал ничего плохого — главное же, что в нем признали своего. Внешность, осанка, манеры, речь — я далек от мысли считать эти вещи главными для чиновника, но для петербуржца всё это, видите ли, важно.

До сих пор худшее из того, что мы услышали о Полтавченко, — это что на бюджетные средства он грузовиками печатает христианскую литературу и заставляет подчиненных читать ее, но это для кого-то и вовсе добродетель, а для других если и грех, то простительный, граничащий с милым и уж во всяком случае безвредным чудачеством.

Петербуржцы роптали на нового губернатора пока лишь однажды — когда зимой начались проблемы с отоплением, но к сентябрю все об этом, конечно, забудут.

Роптал и Полтавченко на петербуржцев, и тоже однажды — когда назвал жлобством некоторые жесты горожан в сторону проезжающего по Московскому проспекту правительственного кортежа. Московский проспект в таких случаях всегда перекрывают, а перекрытый Московский означает для Петербурга остановку всего во все стороны.

Всё это, однако, ничего еще не значит — какой же медовый месяц без ссоры? Характерно, что до сих пор нет едких шуток про нынешнего градоначальника. А чего стоила только в матвиенковские времена открытка «Не пора ли нам послать валентинку?», которая разносилась по Сети на каждое 14-е февраля. Немаловажно, что Полтавченко не придумали и не вспомнили никакой обидной клички, не нарисовали ни одной карикатуры, да и вообще на фоне некоторых депутатов городского Законодательного собрания Полтавченко выглядит образцом разумности и адекватности.

На данный момент есть все основания полагать, что на выборах в сентябре Полтавченко изберут, изберут подавляющим большинством, вот только, боюсь, при крайне низкой явке — объяснить городу, зачем вообще нужны эти выборы, будет крайне трудно. «Не Матвиенко, – скажут они, — и славно!».

Комментарии
Прямой эфир