Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда я пишу эти строки, я вижу невдалеке от себя спасенных из нацистского плена наших ребят-журналистов. Их окружает плотная группа молодых коллег из нашего холдинга, которые пытаются узнать у Марата и Олега подробности их пребывания в застенках и также обстоятельства их неожиданного и чудесного вызволения. Тут много людей самых разных национальностей — и ребята явно славянской внешности, и девушки немного восточного вида, возможно, черкешенки, возможно, дагестанки.

Российских журналистов захватывали в плен и ранее, например, в период чеченской войны — кажется, даже собеседница Басаева Елена Масюк не избежала в свое время этой участи. Однако никогда до сих пор кампания по освобождению журналистов не приобретала характер большого общенационального дела. Дела, которое быстро объединило самых разных, кажется, мало совместимых друг с другом людей.

Сплотить усилия журналистского корпуса для освобождения сотрудников LifeNews потребовал патриарх цеха Владимир Познер, на думской трибуне с осуждением действий киевских силовиков выступил Алексей Пушков. Сам президент Владимир Путин дважды заявил о том, что российские журналисты содержатся в украинской тюрьме как в гестапо и к ним не допускают не только адвокатов и официальных представителей России, но также европейских наблюдателей и посредников ОБСЕ.

Знаменитая американо-французская кинодива Мила Йовович вспомнила о своих русских, а также сербских корнях и подняла перед телекамерой плакат со ставшей хорошо знакомой нам всем фразой Save Our Guys.

Но роль дипломатического спецназа на этот раз взял на себя лидер Чечни Рамзан Кадыров, который в сущности и добился за счет использования своих возможностей освобождения Марата и Олега. Говорят, что немцы в конце Второй мировой войны боялись самого имени артиллерийского орудия «Катюша» — и, как только было известно, что этот миномет появляется у линии фронта, боевой дух сил вермахта начинал стремительно падать. Может быть, это и легенда, но Кадыров, похоже, сегодня в арсенале президента России — мощнейшее оружие: его имя оказывает почти магическое воздействие на врагов. И это уже не в первый раз в украинской истории...

Этот акт солидарности со стороны мусульман России был не единственным — митинги в поддержку арестованных журналистов прошли даже в Татарстане.

Может быть, так и рождается народ — или возрождается, что определяется в зависимости от того, считать ли россиян новой нацией, которая была фактически создана Путиным из ничего, или же, напротив, видеть в возникновении этой общности некую евразийскую органику. Непросто восстанавливается эта органическая ткань национальной солидарности — еще мешают ей бандитские разборки на межплеменном уровне, как в соседнем с Москвой Пушкино. Но тем не менее в минуту кризиса эта национальная общность все-таки работает и работает более чем эффективно.

Однако помимо благодарности всем, кто что-то сделал — словом или поступком — для возвращения журналистов на Родину, я бы, как ни странно, выразил признательность людям еще одной нации, с которой у нас сейчас, мягко говоря, не самые лучшие отношения. Я бы сказал сегодня спасибо американцам. Они кое-чему нас научили за эти двадцать лет, и не все их уроки были для нас вредны или бесполезны.

Они рассказали нам миф — миф о том, что величие державы проявляется не только в ее крутизне и уж точно не только в ее умении приносить в жертву соотечественников, но и в в ее способности приходить на помощь своим попавшим в трудное положение согражданам.

Спасать рядовых солдат, операторов, журналистов. Они уверили нас в важности вот этой готовности спешить на помощь всем миром для спасения своих — в то самое «Спасти рядового Райана», в котором когда-то Стивен Спилберг увидел новый разворот американской идеи.

Сегодня это уже не столько американская, сколько именно российская идея. Но Голливуд, кажется, первый пробудил в нас этот глубинный русский гуманизм, немного подавленный вот этим усвоенным нами из советской эпохи императивом индивидуального самоумаления перед лицом общих державных задач. Теперь державность и либерализм не должны постоянно бороться друг с другом — теперь мы узнали, что и мы можем «спасти» наших Райанов.

Нация возникает именно тогда, когда индивид становится равен целому, когда на защиту попавшему в несчастье гражданину спешат на помощь лидеры государства, губернаторы, военачальники, властители дум и все бесчисленные акулы пера. Когда в стране не оказывается другого столь же важного дела, как дела «Спасти наших ребят», попавших в окружение или во вражеский застенок. Когда на фоне этой задачи забываются межпартийные, межклассовые и межэтнические противоречия, когда свобода одного и в самом деле становится условием свободы всех.

В последний год Россия занимается только тем, что удивляет мир.  Вначале — уровнем организованности при проведении Олимпиады, затем способностью мобилизации для достижения спортивной победы, впоследствии — решимостью добиваться своего на фоне сопротивления сильных мира сего, а затем элитной невозмутимостью перед фактом далеко не всегда пустяшных финансовых санкций. И вот, наконец, она удивляет долгожданной солидарностью для защиты попавших в беду своих ребят.

Спасибо всем заморским учителям нашим, они делились с нами все эти 20 лет своими национальными мечтами, и вот, кажется, мы оказались в состоянии их осуществить.

Комментарии
Прямой эфир