Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Канне обсуждают конфликт в Монако и «Битву за Севастополь»

На Лазурном Берегу бурно стартовал 67-й кинофестиваль
0
В Канне обсуждают конфликт в Монако и «Битву за Севастополь»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Валерий Мороз
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Поставив на открытие «Принцессу Монако» — фильм, у которого есть сложности с американским прокатом (владелец прав, продюсер Харви Вайнштейн, категорически не доволен этой версией монтажа), и который категорически не принят семьей Гримальди (то есть наследниками главных героев картины), директор Каннского фестиваля Тьерри Фремо, конечно же, рассчитывал если не на скандал, то на бурный всплеск эмоций. И он его получил. Таких дружных «бу-у-у» и такого громкого свиста на показе для прессы Дворец фестивалей не слышал давно.

Между тем фильм по крепкому сценарию Араша Амела с прекрасными актерами (принцесса Грейс — Николь Кидман, князь Ренье — Тим Рот) и пусть не выдающейся, но и не самой провальной режиссерской работой Оливье Даана — вполне, что называется, кондиционный. Так что, скорее всего, это был не столько «художественный», сколько «политический» свист.

В картине рассказывается об одном из самых драматичных моментов как в отношениях между княжеством Монако и Францией, так и в жизни актрисы Грейс Келли, ставшей супругой принца Ренье за 6 лет до описываемых в фильме событий. Она любит принца и счастлива, у нее прелестные дети и один из лучших в мире видов из окна, но американское свободолюбие, врожденный демократизм и неутоленная жажда лицедейства дают о себе знать. А потому, когда ее любимый режиссер Альфред Хичкок предлагает ей главную роль в фильме «Марни», Грейс, даже понимая, какие пересуды это вызовет при дворе, намерена согласиться.

Но, как сказали бы современные кинематографисты, мешает «плохой тайминг». Именно в этот момент у Монако начинается налоговый конфликт с Францией, грозящий перерасти в открытую войну (читай: аннексию маленького независимого государства). И Грейс отказывается от фильма Хичкока, чтобы сыграть самую важную роль своей жизни: преданной жены и патриотки новой родины.

Известно, что в разразившемся в начале 1960-х политическом кризисе, точнее — в его преодолении, принцесса Грейс действительно сыграла важную роль. В этом фильм не соврал. Но есть нюансы, в которых Даан, по его собственному признанию, ради усиления художественного эффекта допустил неточности.

Например, Хичкок не прилетал в Монако со сценарием (как это показано в фильме), а разговаривал с Грейс по телефону. И генерал де Голль не приезжал в Монте-Карло, чтобы в разгар кризиса принять участие в организованном принцессой благотворительном балу. И если допуск с Хичкоком вполне невинен, то де Голль на этом самом балу больше похож на туповатого прусского генерала времен Первой мировой, чем на одного из самых сильных политиков ХХ века и популярных во Франции президентов. 

В чем еще можно упрекнуть режиссера — так это в злоупотреблении сверхкрупными планами Николь Кидман. Все-таки Грейс Келли в тот момент было слегка за 30, а Кидман — существенно больше, на чем авторы поневоле акцентируют внимание публики.

Но зато общая атмосфера: предощущения возможной войны между людьми, говорящими на одном языке, шпионских и политических интриг, настроя маленькой страны, готовой противостоять большой агрессии, — всё это передано в фильме весьма убедительно.

Режиссер Оливье Даан, впрочем, утверждает, что снимал не политическую историю — для него весь этот антураж кризиса понадобился, чтобы глубже раскрыть характер героев.

Как рассказала Кидман на пресс-конференции, она потратила пять месяцев, чтобы пересмотреть все фильмы с Грейс Келли (любимый, конечно же, «Окно во двор» Хичкока) и хронику, запечатлевшую принцессу в повседневной жизни. Примеряла на себя ее голос, походку, манеры. И пыталась понять: как бы она сама поступила на ее месте.

Кидман считает, что история Грейс Келли — это история женщины, которая в дилемме «любовь или творчество» выбрала любовь. У самой Кидман, по ее словам, ситуации подобного выбора не было. Но случись такое, она, как и ее героиня, предпочла бы любовь.

На вопрос о неприятии семьей Гримальди фильма (с точки зрения наследников, он сильно искажает действительность), Кидман ответила, что, по ее мнению, в «Принцессе Монако» нет ничего оскорбительного по отношению к князю и княгине Ренье и что картина делалась с глубоким уважением к обоим супругам. Но в то же время она понимает, что вынос на экраны семейной жизни родителей всегда очень болезнен для детей.

На премьере, несмотря на то что путь из Монако в Канн занимает минут 40 на машине, никого из Гримальди не было. А у всех, входивших во время церемонии открытия в фестивальный дворец, сумки проверяли особенно тщательно, видимо, опасаясь провокаций.

Но если съемочная группа и волновалась, то публике это не показывала. Кидман была по- настоящему царственна, и когда ведущий церемонии открытия, французский актер Ламбер Вилсон, заявил, что хочет исполнить мечту всей своей жизни, спустился со сцены в зал и пригласил Николь на танец, она блестяще ему подыграла и пара станцевала прямо в проходе между рядами. Бурных оваций, впрочем, после завершения фильма не последовало.  

Ударным обещает стать закрытие фестиваля. После того как раздадут призы, будет показана отреставрированная версия фильма Серджио Леоне «За пригоршню долларов» (1964) с Клинтом Иствудом в главной роли. А представит картину Квентин Тарантино — большой поклонник жанра спагетти-вестерн и один из главных любимцев Канна.

Но до этого еще далеко: впереди напряженное состязание фильмов 18 сильнейших режиссеров мира, включая нашего Андрея Звягинцева. Его «Левиафан» замыкает официальный конкурс. Жюри в этом году возглавляет Джейн Кэмпион.

Параллельно с конкурсными и спецпоказами в Фестивальном дворце Канна будут идти и показы рыночные, ведь не будь здесь кинорынка, знаменитого каннского Marchedu Film, фестиваль на Лазурном Берегу не достиг бы такой славы и могущества. Рынок — не только два этажа Дворца фестивалей, но и расположившиеся вдоль моря белые шатры национальных павильонов. Уже 7 лет присутствует среди них и российский. Здесь интересующиеся кинематографом Восточной Европы могут получить из первых рук информацию о новых российских проектах. Продюсеры представляют уже снятые или пока еще находящиеся в производстве фильмы в надежде заинтересовать международные фестивали и, возможно, найти софинансирование за рубежом.

Если раньше на церемонии открытия павильона ограничивались приветственными речами, то в этом году программа уплотнилась настолько, что уже открытие включило в себя деловую часть. Это презентация Санкт-Петербургского медиафорума (1–9 октября 2014-го), который, как и Российский павильон в Канне, курирует глава «Роскино» Екатерина Мцитуридзе и который будет включать три обширные секции: кино, ТВ, новые медиа, а также представление нового фильма режиссера Сергея Мокрицкого «Битва за Севастополь».

Это совместный российско-украинский проект, главная героиня которого — знаменитая женщина-снайпер Людмила Павличенко, сражавшаяся в Великую Отечественную, участвовавшая в битве за Севастополь, а также ездившая в составе советской делегации в США — агитировать за открытие второго фронта. Фильм основан на реальных событиях, главную героиню играет Юлия Пересильд. Впервые проект был представлен в Российском павильоне ровно год назад, благодаря чему найдены украинские партнеры, а сейчас съемки идут уже полным ходом. Планируется, что еще через год фильм появится на экранах.   

Комментарии
Прямой эфир