Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«22 минуты» растянулись на годы

Из-за разногласий компании «Централ Партнершип» и продюсера Алексея Сидорова судьба фильма о российских морских пехотинцах остается туманной
0
«22 минуты» растянулись на годы
Кадр из трейлера к фильму «22 минуты». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Режиссер и продюсер Алексей Сидоров («Бригада», «Бой с тенью») в открытом письме призвал министра культуры Владимира Мединского и исполнительного директора Фонда кино Антона Малышева вмешаться в судьбу патриотической экшен-драмы «22 минуты». Текст открытого письма опубликован на интернет-портале «ПрофиСинема». Реакции Фонда кино и Министерства культуры пока не последовало.

По мнению Сидорова, последние решения владеющей правами на фильм кинокомпании «Централ Партнершип» (ЦПШ) могут катастрофически сказаться на художественном и зрительском потенциале картины. 

Речь идет о переделке уже готового продукта, досъемке новых сцен и переносе релиза на «бесперспективную» дату. Сидоров отмечает, что не берется утверждать, будто руководство ЦПШ преследует злонамеренные цели, но в то же время считает, что «всё это напоминает саботаж». 

Представители ЦПШ в разговоре с «Известиями» опровергли утверждение Сидорова, пояснив, что «22 минуты» — социально значимый проект, важный в рамках всей индустрии». 

— На фоне этого невозможно говорить о том, что нас не волнует судьба картины. Чем больше мы тратим усилий на ее завершение, тем лучше мы доказываем, насколько она для нас важна. И мы будем упорно трудиться над проектом, пока результат нас полностью не удовлетворит, — заявили в компании.

Сценарий фильма «22 минуты» основан на реальном факте захвата российского танкера «Московский университет» сомалийскими пиратами в Аденском заливе в мае 2010 года. Судно и экипаж, более 20 часов находившиеся в плену, были освобождены в ходе молниеносной 22-минутной спецоперации, проведенной морскими пехотинцами боевого корабля «Маршал Шапошников».

Идея превратить эти события в полнометражный фильм возникла в том же 2010 году. В конце следующего года кинокомпания объявила о начале работы над проектом «22 минуты» по сценарию Игоря Порублева, основанному на документальных источниках. 

В качестве продюсера был привлечен Алексей Сидоров, режиссера — Василий Сериков. Проект в общем пакете кинокомпании ЦПШ (наряду с картинами «Уланская баллада», «Марафон» и «Бой с тенью-3») был поддержан Фондом кино.

Материал в период с мая по сентябрь 2012 года по заказу ЦПШ отсняла студия «Сигур». Съемки прошли в Москве, Севастополе, Владивостоке и на Мальте. Были задействованы актеры Денис Никифоров, Александр Галибин, Виктор Сухоруков, в главной роли морпеха-первогодка снялся Макар Запорожский («Молодежка», «Темный мир. Равновесие»). К концу того же года смонтирована первая черновая версия, однако она не устроила руководство ЦПШ, и выход фильма был отложен на неопределенное время. 

По мнению Сидорова, в сложной судьбе картины сыграли свою роль неоднократные перестановки в руководстве кинокомпании. 

— Идея проекта зародилась, еще когда компанией руководил Рубен Левонович Дишдишян. Запускался и снимался фильм при Марке Лоло, который и подключил меня к проекту, предварительный монтаж закончен при Армене Давитяне в конце 2012 года. С этого момента компания не могла определиться, что же она хочет от проекта, — сказал Алексей Сидоров. 

Осенью 2013 года продюсер отстранился от работы в связи с творческими разногласиями.

— Причина конфликта была следующая: в уже снятом и смонтированном фильме главные герои — капитан морской пехоты и морпех-первогодок, в новой версии компания предложила сделать их братьями. Аргументы, что актеры играли совершенно противоположные отношения и фильм вообще про другое, были встречены репликой: «А мы хотим так», — изложил Сидоров свое видение событий.

Связанная договором с ЦПШ студия «Сигур» по-прежнему выполняла все технические работы по завершению фильма, но «творческое переосмысление» и перемонтаж производили, по словам Сидорова, совершенно «посторонние проекту люди».  

Компания запланировала досъемки новых эпизодов, но в итоге отказалась и от них, и от сценарного хода с «братьями».

— Тем не менее монтажная версия, предложенная «Сигуру» к завершению, по-прежнему длилась 78 минут (столько даже комедии не длятся!), — недоумевает Алексей Сидоров. — За это экранное время нельзя рассказать сколько-нибудь сложную историю и развить характеры. Это уничтожение драматургии.

Продюсер уверяет, что в последней, сделанной под его контролем версии, был и «сумасшедший экшен», и правдоподобное изображение событий. 

— Я не утверждаю, что моя версия совершенна. Вполне вероятно, что ее можно было бы улучшить, но для этого необходима добрая воля и профессионализм заказчиков. В любом случае мною была предложена патриотическая, крепко сделанная история с отличными актерскими работами, которая по стране могла бы вызвать резонанс на уровне «Кандагара» и «Легенды № 17», — резюмирует Сидоров. 

В ЦПШ, отметив, что «компания давно сотрудничает с Алексеем Сидоровым, очень высоко оценивает его профессионализм как режиссера и продюсера и его вклад в этот фильм», тем не менее уточнили:

— Версия в 78 минут, о которой говорит Алексей Сидоров, была одной из промежуточных. Сейчас картина находится в постпродакшен на стадии монтажа, и только после окончания всех работ можно будет судить о финальном хронометраже.

По словам представителя кинокомпании, «основная задача предпринятого перемонтажа — усилить линию штаба ВМФ, четче обозначить основную экшен-составляющую картины — освобождение корабля за 22 минуты».

— Количество правок и сроки, которые ушли на производство фильма, объясняются только нашим желанием создать достойный продукт, — заверили в ЦПШ. 

Продвижение «достойного продукта» тем не менее под угрозой. По мнению Сидорова, по вине ЦПШ «пиар и маркетинг фильма отсутствуют как понятие».

— Единственный тизер (демонстрация фрагментов чернового материала. — «Известия») был сделан полтора года назад. Узнаваемость проекта аудиторией стремится к нулю, — сетует собеседник «Известий».

— Работа над картиной плотно ведется, — парируют в ЦПШ. — На мартовском кинорынке в Москве картина была представлена в ряду основных релизов компании уже существующим трейлером (имеется ввиду вышеупомянутый тизер. — «Известия»), который полностью дает представление о масштабе картины, сейчас на финальной стадии утверждение постеров и новая версия трейлера. 

Как сообщили в ЦПШ, выход картины в прокат назначен на 8 мая и сдвигаться не будет. Алексей Сидоров на это заметил, что «создается впечатление, будто компания сознательно стремится похоронить проект».

— Технические работы по графике, звуку, музыке за полтора месяца сделать на качественном уровне просто нереально, — возмущается продюсер. 

Кроме того, начало мая, по его словам, «крайне неудачное время для российского кино».

— Если бы моя версия вышла на экраны, как и предполагалось, 23 февраля, и при условии серьезной маркетинговой компании, я оценивал бы ее потенциал от $12–15 млн бокс-офиса и выше. Крайне жаль усилий съемочной группы, жаль зрителей и героев фильма. Если все-таки выйдет изуродованная версия «Централ Партнершип», я сниму свою фамилию с титров, — пообещал Алексей Сидоров.

«Фонд кино имеет право выступить третейским судьей» 

По просьбе «Известий» ситуацию прокомментировали представители кинематографического сообщества.

Игорь Толстунов, директор продюсерской студии «ПРОФИТ»

— Взаимоотношения участников творческого процесса заранее оговариваются в договоре — кто кому какие права делегирует. Как правило, когда компания дает производство фильма или сериала на аутсорсинг, производящая студия свободна в технических моментах, а творческие вопросы, конечно, остаются в ведении компании-заказчика. В этой истории с Сидоровым и ЦПШ, видимо, всё происходит по закону. Остается этический момент, однако занимать какую-то конкретную позицию, при всем уважении к обеим сторонам, не зная всех нюансов и не читая договоры, я не могу. Наверное, как и всегда, обе стороны в чем-то правы.

Подобные этому случаи периодически происходят, но все-таки очень редки — коней, как известно, на переправе не меняют — в силу малой эффективности: обычно смена творческой команды на пользу фильму не идет. Что касается Фонда кино и Министерства культуры, всё опять-таки зависит от положений в договоре, но, как правило, они не вмешиваются в творческую составляющую уже запущенного проекта.

Николай Лебедев, режиссер «Легенды номер 17»

— С одной стороны, я, например, вынужден признать, что многие студийные версии фильмов прекрасного режиссера Ридли Скотта оказались лучше режиссерских. С другой стороны, необходимо понимать, что кино — это искусство авторское. Алексей Сидоров — опытный продюсер и режиссер, сделавший немало хороших проектов, я доверяю его мнению и вижу, что он по-настоящему переживает за судьбу фильма.

А кто скрывается за словом «кинокомпания», я не знаю — в кино, знаете, коллективные решения не проходят. Должны же быть конкретные люди, которые отвечают за фильм. Смещение акцентов в кинопроизведении — вещь опасная и должна производиться совместными усилиями всей творческой группы.

Если ситуация настолько конфликтная, то, чтобы не пострадал фильм и не пострадали зрители, стоит сесть за стол переговоров, выслушать мнения всех сторон и попытаться добиться разумного компромисса. Раз Фонд кино спонсировал этот фильм, он имеет право вмешаться и выступить третейским судьей. 

Андрей Кавун, режиссер «Кандагара»

— Производство фильма по мотивам реальных событий имеет свои трудности. В «Кандагаре» у меня была задача донести до зрителя историю, дать возможность пережить то, что пережили наши летчики в плену, и при этом никого из реальных участников не обидеть. Поэтому мои герои абсолютно вымышлены. 

Сделать «всё, как в жизни» вообще невозможно, ведь фильм — художественное переосмысление действительности. Как известно, любой рассказчик «если не приврет — не расскажет», и грань допустимого автор определяет сам, однако совершенно точно это не могут делать за него люди со стороны.

Современная ситуация, когда творческий человек превращается в наемного работника, которого можно в любой момент снять и нанять на его место другого, явно ненормальна. Должны быть коллективные усилия, могут быть споры и разногласия, но автор у фильма только один. Фонд кино, если вкладывал деньги, конечно, имеет право вмешаться и как-то повлиять, однако я не знаю всех деталей, а всеобщего алгоритма на все случаи быть не может.

Комментарии
Прямой эфир