Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Дух огня» веет где хочет и как хочет

XII Международный фестиваль кинематографических дебютов в Ханты-Мансийске объединил современное кино, нефть и Балабанова
0
«Дух огня» веет где хочет и как хочет
Фото: spiritoffire.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Ханты-Мансийске прошел XII Международный фестиваль кинематографических дебютов «Дух огня». Семь дней город Ханты-Мансийск жил чрезвычайно насыщенной жизнью. Личная фотовыставка Сергея Соловьева «Жизнь со скоростью 1/100 секунды» (на которой можно увидеть Олега Янковского в мундире, черно-белую Татьяну Друбич и печального Евгения Гришковца), спектакль соловьевских студентов «Чайка», концерт «Посвящение Мастеру», презентация книги «Балабанов», открытие памятника Александру Абдулову — всё это пункты фестивальной программы.

«Человек и нефть» — девиз XII фестиваля: нефть была лейтмотивом церемоний открытия и закрытия; фестиваль начинался документалкой «Последствия. Мир без нефти» Кристофера Роули, а заканчивался — «Нефтью» Пола Томаса Андерсона; в Музее геологии, нефти и газа прошел круглый стол, где киношники и нефтяники обсудили кино и нефтяной промысел. 

Международную конкурсную программу сформировал почетный президент Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ) Андрей Плахов. 

— Принципы отбора фильмов очень простые, — рассказал «Известиям» главный отборщик. — Мы стараемся представить как можно более широкую панораму современного кинопроцесса во всем его культурном многообразии. Сталкиваем картины из стран развитых кинематографий и стран, где кино как целостное явление только делает первые шаги. Здесь встречаются фильмы дебютантов совершенно разных возрастов и разных бюджетов, но все наши фильмы так или иначе пытаются раздвинуть привычные горизонты кинематографа. 

На «Духе огня» иностранное и российское кино разделено на две конкурсные программы — у каждой свое жюри и свои призы. Две российские копродукции попали в международный раздел. Это — историософское эссе «Ленинград» (США, Россия) Игоря Вишневецкого, почти полностью выдержанное в черно-белой гамме (диплом Гильдии киноведов и кинокритиков России — «За талантливое соединение документальной хроники с игровым кино») и «Хамелеон» Руфата Гасанова и Эльвина Адыгозела (Азербайджан, Франция, Россия) — о жизни в азербайджанской глубинке. 

Главный герой «Хамелеона» Нижат в попытках продать дом покойного отца сталкивается с рядом этических проблемам — в назидание (предостережение?) ему слышится голос матери, поющей колыбельную из русского мультфильма «Умка». Один из режиссеров этого фильма, Руфат Гасанов, живет и работает в России режиссером по монтажу.

При желании русский след можно обнаружить во многих фильмах конкурса. Например, в «Зимней сказке пролетариата» студента Немецкой академии кино и телевидения Юлиана Радльмайера главные герои — три молодых грузина-уборщика — рассказывают друг другу байки: действие одной из них разворачивается в Советском Союзе.

В числе самых сильных фильмов конкурса биографическая драма «Параджанов» Сержа Аведикяна и Елены Фетисовой, совместное производство Украины, Франции, Армении, Грузии (приз Гильдии киноведов и кинокритиков России и второй по важности приз «Серебряная тайга»). 

Две картины конкурса были посвящены коммунистическому прошлому и обе отмечены призами жюри. «Бронзовую тайгу», третью по важности награду, взяла сумасшедшая трагикомедия «Семейная история» подавшегося в режиссуру китайского рок-идола Цуй Цзяня — о перипетиях одного брачного союза (самая красивая женщина страны едва не убила своего мужа-шпиона, а их сын, известный музыкант, не может этого пережить).

А главный приз — «Золотая тайга» отправился в Румынию. Жюри вручило его Андрею Грушницкому за умную, очень точную черно-белую драму «Что и требовалась доказать». Речь в ней идет о талантливом математике, который в 1984 году вздумал опубликовать статью в американском журнале без разрешения властей. 

Андрей Смирнов, председатель жюри, признался, что из одиннадцати конкурсных картин пять несомненно достойны награды, но жюри вправе присуждать только четыре приза — три «Тайги» и один специальный. Последний достался иранской картине «Едкий» Киараша Асадизаде — «За инновационный способ рассказывания истории». 

О пятой картине Смирнов умолчал, но, скорее всего, это «Илоило» Энтони Чеэня (Сингапур) — хроника семейного разлада на фоне экономического кризиса или «Йозгат-блюз» Махмута Фазыла Джошкуна (Турция, Германия) — симпатичная зарисовка из жизни плохого певца, который мнит себя хорошим.

Судьбу фильмов российской программы определяло целое экспертное сообщество. Режиссерскую работу оценивал «режиссерский триумвират» Бориса Хлебникова, Егора Кончаловского и Владимира Котта, мастерство актеров — «актерское жюри» из Алены Хмельницкой, Любови Толкалиной и Эммануила Виторгана, операторов в одиночку судил президент Гильдии кинооператоров России Игорь Клебанов, а работу с музыкой — композиторы Максим Дунаевский и Алексей Шелыгин. 

Борис Хлебников отметил очень высокий уровень программы в этом году.

— На наших глазах появляется новое поколение режиссеров, которое совершенно искренне пытается делать качественное жанровое кино, — сказал режиссер. — Особенно удивительно, что целых три фильма (считая «Трех мушкетеров») принадлежат к детскому кино, хотя еще недавно казалось, что эта традиция совсем прервалась.

Что касается «Трех мушкетеров» Сергея Жигунова, то фильм исключили из конкурса: обнаружилось, что один из экспертов, Алексей Шелыгин, был одновременно и одним из создателей картины — он написал звуковую дорожку.

Зато другие детские фильмы забрали добрую половину призов: «Тайна темной комнаты» Ольги Беляевой — о попытках двух мальчишек найти вход в иное измерение — взяла приз зрительских симпатий, награду за лучшее использование музыки и приз от генерального партнера фестиваля, компании «Газпром нефть».

Убедительная попытка сыграть на поле Тима Бертона — «Страна хороших деточек» Ольги Каптур по прозе Анны Старобинец и с песнями на стихи Веры Полозковой — завоевала спецприз «режиссерского триумвирата» с формулировкой «за удачную попытку возрождения детского кино с убедительным использованием современных технологий». 

Оба фильма — хорошее начало, для восстановления прервавшейся традиции еще очень много предстоит сделать. Это понимают и продюсеры, и чиновники, и заслуженные актеры, которые снялись в этих картинах фактически бесплатно. 

Другие успешные фильмы программы — мультикультуралистская мелодрама по следам сериала «Великолепный век» «Иван, сын Амира» Максима Панфилова (cеребряные «Цветы таежной надежды» — за режиссуру, лучшая актриса — Каролина Грушка, лучшая операторская работа) и добротная «Жажда» Дмитрия Тюрина — о ребятах, пытающихся пережить чеченский синдром по известной повести Андрея Геласимова (лучший актер — Михаил Грубов, золотые «Цветы таежной надежды» — за режиссуру).

Отдельно стоит отметить успех ультрамалобюджетной, снятой без какой-либо господдержки картины «Диалоги» Иры Волковой (бронзовые «Цветы таежной надежды») — элегический альманах из пяти разговоров о самых важных вещах вот-вот должен добраться до кинопроката. Показы этих и многих других картин программы в Ханты-Мансийске прошли при полных залах — убедительный аргумент в вечном споре о том, что умное российское кино отечественному зрителю безразлично.

Комментарии
Прямой эфир