Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На один аспект украинских событий обозреватели до сих не обратили существенного внимания. Речь идет об общественном запросе на региональное самоуправление и прямую выборность областных властей. По большому счету — на здоровый федерализм вместо назначения губернаторов сверху.

В свое время Леонид Кучма в книге «Украина — не Россия» пытался доказать, что его страна традиционно более демократична по сравнению с северным соседом. Однако принятая в период его президентства Конституция 1996 года утвердила жесткую унитарность государственного управления. Показательно, что в постсоветской Украине вообще никогда не было губернаторских выборов. За исключением Крыма — но и там выборы президента республики состоялись лишь единственный раз в 1994 году, а затем были упразднены вместе с самой этой должностью.

Ситуация не изменилась и с приходом Ющенко, громко декларировавшим свою проевропейскую ориентацию. Но при этом он напрочь игнорировал рост регионализма в современной Европе, предпочитая по старинке рассуждать об украинской «единодержавности».

Победа Януковича с его Партией регионов в 2010 году во многом была реакцией именно на этот унитаризм. Однако название этой партии оказалось фейком — при Януковиче уровень областного самоуправления никак не поднялся, нынешний президент лишь рассадил в губернаторские кресла своих однопартийцев. И теперь украинская чиновничья вертикаль закономерно затрещала по швам…  

Если уж говорить о политической традиции Украины, то для нее как раз характерны парламентаризм и федерализм. Еще в Запорожской Сечи высшим органом власти была Рада, которой подчинялись все гетманы и кошевые атаманы. Да и сама Украина в современных границах возникла вовсе не на унитарной основе.

День соборности Украины, отмечаемый 22 января, установлен в память об Акте Злуки 1919 года, когда воссоединились Украинская и Западно-Украинская народные республики. Причем это воссоединение выглядело скорее как федерация, поскольку Западная Украина получала широкое автономное самоуправление.

Известный украинский историк, а в 1917–1918 годах глава Украинской центральной рады Михаил Грушевский называл «федеративные формы наиболее совершенным способом свободного и естественного развития национальной жизни». Удивительный знак вторжения истории в современность — недавние киевские столкновения состоялись именно на улице, названной в его честь!

Грушевский так предсказывал будущее Украины: «Будет ли Украинская республика формально называться федеративной или нет, фактически она всё равно будет организовываться как федерация своих республик-громад. Всякое навязывание громадам механической унитарности принудительных связей станет большой ошибкой, которая вызовет только отпор, реакцию, центробежность или же даст основание для новых усобиц».

Проект будущей Украинской федерации поддерживали также другие крупные общественные деятели и писатели — Михаил Драгоманов, Иван Франко и др.

Однако в нынешней Украине к федеративным идеям почему-то принято относиться настороженно. В федерации видят опасный призрак «распада страны» — причем, что забавно, такие опасения можно услышать от прозападных и даже проамериканских деятелей. Ну вот США — именно федерация, неужели это государственное устройство грозит им распадом?

Слухи о том, что Украина вот-вот расколется на Запад и Восток, также следует признать чрезмерно преувеличенными. Нелишне вспомнить, что на референдуме о независимости Украины 1991 года Донецк и Луганск проголосовали столь же подавляющим большинством за, как и Львов и Тернополь. Видеть в жителях Донбасса «россиян» довольно близоруко. Они сами считают себя украинцами — хотя и отличающимися от западенцев, но вовсе не намеренными сдавать им право вещания от имени всей страны.

Эту ситуацию уместно сопоставить с Германией или Францией. Там также существует множество локальных диалектов и конфессиональных различий — однако никто не ждет распада этих стран в обозримом будущем.

Иное дело, что федерация позволяет смягчать межрегиональные разногласия. Регионы, у которых больше возможностей и полномочий, проще находят общий язык на основе взаимных интересов. И, кстати, в этом случае будет не так уж важно, откуда родом следующий президент страны, из западных областей или восточных.

В случае федерализации Украины получит новое дыхание еврорегион «Слобожанщина», созданный еще в 2003 году администрациями Белгородской области России и Харьковской области Украины. Напомним, что еврорегионы — формат международной интеграции, основанный на тесном сотрудничестве приграничных территорий соседних стран. Создание еврорегионов уже вышло за рамки ЕС и активно применяется на приграничных территориях России, Белоруссии и Украины, позволяя им реализовывать совместные инновационные проекты (например, еврорегион «Днепр», объединяющий Брянскую, Гомельскую и Черниговскую области).

Однако наиболее эффективные еврорегионы возникают именно на границах федераций — поскольку их субъекты обладают достаточным самоуправлением для ведения международной деятельности. Неслучайно, что наибольшее число еврорегионов в ЕС размещено по периметру ФРГ («Эльба-Лаба», «Маас-Рейн», «Померания» и т.д.).

Разумеется, посредством этих еврорегионов германское федеральное правительство проводит свое влияние на экономику и политику соседей. Но и России ничто не препятствует оказывать подобное влияние, развивая аналогичные интеграционные проекты с Украиной и другими соседними странами.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...