Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Заигрались». Спроси мы сегодня у Карамзина, как одним словом объяснить происходящее на Украине, он бы, уверен, ответил именно так. С прошлого воскресенья «евромайдан» превратился в бунт, а несвятая троица оппозиционеров вместо крещенской купели с головой нырнула в омут.

Между прочим, не без душераздирающих колебаний — еще 19 января Кличко, Яценюк и даже Тягнибок отчаянно призывали к отказу от силовых действий и называли их участников «провокаторами».

Но «есть у революции начало, нет у революции конца»: уже через день «провокаторов» переименовали в «героев». Зицпредседатели майдана предпочли своей гражданской ответственности возможность красоваться в роли «вождей оппозиции». Их подлинное влияние на развитие событий проявляется не столько в неудавшихся попытках сместить правительство Николая Азарова или заблокировать работу Верховной рады, сколько в бесплодных призывах к всеобщей забастовке.

Молчаливое презрение, с которым подавляющее большинство людей на Украине — всё равно, любят они Януковича или нет, — продолжает ходить на работу, лишний раз говорит о разнице между желаемыми и действительными результатами «революционного воспитания масс».

На авансцену майдана выступили «Правый сектор» и прочие энтузиасты мужских игр на свежем воздухе. Пятый день журналисты из солидных изданий щупают пульс у этих «ультрас», пытаясь найти хоть какие-то положительные токи. Не обнаружено пока ничего, кроме желания «рвать псов режима». По возможности безнаказанно: в своем обращении «рыцари Революции» требуют гарантировать им после победы «определенные льготы и преференции, застраховать в международных страховых компаниях их жизни и здоровье». 

 Матрос Железняк до этого не додумался бы.

Было бы странным, если бы после двух месяцев стояния во всё более холодном Киеве, не добившись ничего и одновременно возбуждая себя безнаказанными захватами, драками и самолюбованием на экранах, бойцы Западного фронта молча разошлись бы по хатам на Западной Украине. Нет же ничего нового ни в их поведении, ни в том, что «славные дни евромайдана», как до того — «оранжевой революции», нанесли сильнейший, в стиле Кличко, удар в челюсть «единой и неделимой», «соборной» Украины, которой по инерции возлагают цветы 22 января.

Восток Украины — пока на уровне областных советов — требует призвать Запад к ответу, а в Крыму, волнуясь, напоминают о республиканском референдуме 1991 года и открывают дискуссию о разграничении полномочий между Крымом и Украиной.

Взаимное неприятие людей по обе стороны Днепра достигло запредельных величин. От Януковича требуют, чтобы он, как Трепов, патронов не жалел.

Чтобы понять логику поведения властей Украины, придется в очередной раз напомнить, что далеко не всегда голова, а скорее, руки были сильной частью тела в правящей Партии регионов. «Мне отмщение, и аз воздам» — вот что такое на самом деле вся история с «евромайданом»: отрыжки курса на евроинтеграцию, проводимого Виктором Януковичем и его командой до конца ноября 2013 года.

В руководстве Украины вынуждены терпеть сегодняшнее поведение оппозиции прежде всего в силу необходимости переломить общественное мнение в стране и мире в свою пользу.

Невыполнимая, замечу, задача, если говорить о Западе, где все предопределено отказом Украины от «Восточного партнерства». Что касается руководителей «регионов» Украины, то они, по-хорошему, должны сегодня натянуть сапоги времен борьбы с Ющенко. Они это и делают, но идейная борьба — это ахиллесова пята чиновников, промышленников и предпринимателей, в рядах которых эксперты и интеллектуалы — это «белая птица с черной отметиной».

Подчиняясь политическому инстинкту, президент и правительство Украины сознательно ограничивают себя в действиях, надеясь, что зрелище горящих улиц Киева позволит им достичь моральных и политических преимуществ перед оппозицией. Виктор Янукович не может не пойти на выборы в 2015 году, а для того чтобы завтра его победа стала убедительной, он сегодня должен доказать авантюризм и безответственность своих неминуемых соперников. Я не исключаю, что кое-кто в администрации президента по старой памяти не прочь подыграть радикалам, отдав на время им часть улицы Грушевского, чтобы заставить Кличко с Яценюком плестись в хвосте толпы. Это, между прочим, и происходит.

Было бы наивно думать, что на политическую и экономическую элиту Украины не оказывает влияние факт ее зависимости — на личном и коллегиальном уровне — от Запада, где открыты счета, учатся дети и стоят яхты. И нас в России на самом деле один Путин удерживает от такой зависимости. Но Россия — не Украина, а Янукович — не Путин, даже если бы он очень хотел им быть. Убегая от галльского петуха Евросоюза, добрая украинская курочка всё время думает: «Не слишком ли быстро я бегу?»

Исходя из всех этих условий, можно представить, что дальнейшие действия украинской власти не будут сильно выходить за рамки необходимой самообороны. Майдану на площади Независимости, в отличие от его брата на Европейской площади, всерьез ничего не угрожает: речь идет лишь об укрощении того самого «Правого сектора» и иже с ним, что перешли грань.

Власть уверена в том, что силой ее никто не свергнет — за ней деньги, верные войска и растущее сочувствие Востока Украины. Назвать эту линию безукоризненной я не могу: в условиях Украины всегда существуют высокие риски измены и перехода на чужую сторону, которые, как и аппетиты у оппозиции, умножаются от иллюзии безнаказанности борьбы с государством.

В разговоре об Украине нельзя не замолвить слово о бедном богатом Западе.

В «Понедельнике, который начинается в субботу» (эта книга, сознаюсь, мне ближе, чем «Трудно быть богом», которого начитался Егор Гайдар) Стругацкие утверждают, что джинны в свободном состоянии способны всего на две вещи: строить дворцы и разрушать всё вокруг. Не сомневаясь в способности США и Евросоюза строить дворцы, хочу отметить, что в международных делах в последние годы они прославились исключительно этой второй, свойственной джиннам, ипостасью.

«Сделать хотел грозу, а получил козу»: в Ираке  свергли Саддама, в Ливии — Каддафи, и теперь никто не знает, что делать с последствиями, при которых каждая из стран оказалась в ситуации во много раз худшей, чем была изначально. Ну согласитесь, что неонацисты из «Свободы» и штурмовики из «Правого сектора» как необходимые участники в борьбе за евроинтеграцию и европейские ценности на Украине — это уже слишком. Впрочем, требовать отменить законы о борьбе с прославлением фашизма, чтобы утвердить демократию на Украине, — это вполне в духе «тихих американцев», описанных еще Грэмом Грином.

 Автор — директор Института стран СНГ 

Комментарии
Прямой эфир