Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Хлопцы в Киеве оказались отчаяннее, чем многие из нас думали. Мирные украинские протесты ноября-декабря переросли в фазу уличных беспорядков, а это уже совсем другая история. За сутки на майдане трое лишились глаз, одному ампутирована кисть, десятки госпитализированы. Это больше не бархатная революция.

Что же означает смена сценария протеста и кому она выгодна? 

Обратим внимание, что на передний край силовой борьбы с режимом выдвинулся некий «Правый сектор», причем новыми лицами (или новыми масками) их не назовешь. В основном это те же националисты-молодчики, близкие к «Свободе» львовского розлива (а также киевские футбольные ультрас), товарищи которых пытались таранить цепь милиционеров бульдозером в первые дни евромайдана, а затем сваливали памятник Ленину на Бессарабке. Теперь они забрали инициативу и прогнали с собственной территории с помощью огнетушителя и оскорбительных речовок главную надежду майдана Виталия Кличко, пытавшегося остановить погромы у стадиона имени Лобановского. 

У мирных демонстрантов от неожиданности перехватило дыхание. Майдан перестал понимать происходящее, но по инерции винит во всем Виктора Януковича. Действительно, инициатива всё еще остается в руках президента Украины. И ему выгодно обострение, хотя оно же создает для него и страны новые риски.  

Мирный майдан не имел шанса заставить президента Украины уйти в отставку, или хотя бы уволить премьера Азарова, или назначить досрочные выборы, или склонить его к каким-то другим существенным уступкам. Янукович стоял как скала, потому что в наших евразиях лидеры государств вообще никогда не слушают митингующую толпу. Выдвигаете требования? А если не выполню? Ах, снова придете требовать! Ну-ну. 

Писали мы в ноябре и о неизбежности сближения Украины Януковича с Россией в обмен на крупномасштабную финансовую помощь. Тут не бином Ньютона, Украине срочно нужны были деньги, и она могла получить их только в Москве, пока Европа динамила власти страны и учила их жить. 

Казалось бы, всё идет по сценарию Януковича и Кремля («помитингуют — успокоятся»), если бы не приближающиеся президентские выборы. Март 2015 года, если не будет досрочных. 

Социологи говорят, что пока Янукович проигрывает выборы во втором туре любому из крупных оппозиционеров, кроме махрового западенца Олега Тягнибока (и на том спасибо украинской демократии). В конце декабря фонд «Демократические инициативы» и Центр Разумкова, а это авторитетные службы, зафиксировали даже увеличившееся отставание действующего президента от конкурентов. В последнее воскресенье 2013 года он проиграл бы второй тур выборов Виталию Кличко со счетом 31% против 41%. 

Допустим, есть вариант не допустить боксера к выборам, для того и принимались поправки в Налоговый кодекс, согласно которым, для избиркома он теперь не проходит критерий «прожил последние 10 лет на Украине», так как платил налоги за рубежом. Но запасному оппозиционеру Арсению Яценюку президент, по мнению социологов, пока проигрывает во втором туре тоже, хотя и не так крупно, 30% против 37%.   

Для роста собственных рейтингов и падения популярности конкурентов Януковичу нужно придумывать ходы. И вот он, пакет «антиэкстремистских» законов, да еще принятых 16 января Партией регионов в Верховной раде, будто нарочно, поспешно и небрежно. «Донецкие», как называют команду президента, как чувствовали, что их львовские политические антиподы не оставят новые законы без реакции.

Галицийские нацики не подвели, еще до начала киевских беспорядков они размялись у себя в городе. Во Львове весь декабрь призывали к мирному бойкоту сети мясных магазинов, принадлежащих лидеру местных регионалов. А 17 января в них просто пришли ребята, поразбивали витрины, немного покрушили внутри и убедительно просили покупателей больше там не появляться. Оставили на стене автограф «Правого сектора», это я пересказываю местные СМИ. Ну а дальше — Киев с сожженными автобусами и «коктейлями Молотова».   

Итак, самыми заметными борцами с Януковичем, его плутократами и курсом на Таможенный союз в Киеве стали экстремисты. По законам драматургии «Беркуты», «Ягуары» и просто милиционеры какое-то время должны им уступать, дать ребятам показать всю дурь. Мир увидел совсем другой характер украинского протеста, да и Кличко с Яценюком пока выглядят сконфуженными. Посмотрим, что теперь зафиксируют социологи.

Следующий ход партии власти, так или иначе, наверняка будет связан с дозированно жесткой реакцией, не зря же законы принимали. Сегодня, 22 января, они вступают в силу. Янукович за полтора месяца протестов пока не совершил ни одного неверного шага, признаю это, совершенно не являясь его поклонником.     

Риск для всей Украины тут в том, что на свободу выпущен джинн. Западенские остались на улице лицом к лицу с защищающими «донецких» силовиками. Эти две силы в принципе способны превратить протест в затяжное силовое противостояние. А между ними не осталось почти никого. Вчера, 21 января, от столкновений их удерживала жидкая цепь священников и монахов православной церкви Московского патриархата.

Чем в этом новом раскладе занимается киевский евромайдан, становится как-то уже не очень понятно. Они поддерживают экстремистов из «Правого сектора», но боятся об этом заявить? Или они не поддерживают экстремистов из «Правого сектора», но теперь боятся об этом заявить?

Выходит, в любом случае чего-то боятся. А нам говорили, что там самые смелые и ответственные граждане страны. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир