Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Общественность решит, нужно ли закрывать Институт культурологии

Экс-директор Кирилл Разлогов уверен, что ответ будет положительным, поскольку действуют люди, не понимающие, «зачем нужна эта наука»
0
Общественность решит, нужно ли закрывать Институт культурологии
Фото: ricur.org
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Судьба Российского института культурологии (РИК), которому грозит слияние с Институтом культурного и природного наследия имени Лихачёва, скорее всего, будет решаться на общественных слушаниях. Об этом «Известиям» рассказал заместитель министра культуры Григорий Ивлиев.

— Вероятно, будет некое публичное обсуждение этого вопроса. Если нужно, будем объединять, если не нужно, не будем, — пояснил Ивлиев.

Киновед Кирилл Разлогов, возглавлявший Институт культурологии с 1989 по 2013 год, убежден, что публика проголосует за слияние:

— Если будет устроено общественное обсуждение, то все будут за. Потому что те, кто против — большинство коллектива Института культурологии, — уже уволены.

Между тем министр культуры Владимир Мединский считает, что два института уже фактически объединились.

— В обоих учреждениях сейчас общее руководство. Госзаказ, поступающий из Министерства культуры, тоже общий: институты делят его по своему усмотрению. Но вопрос о юридическом слиянии пока открыт, — заявил Мединский «Известиям».

Директор Института наследия Павел Юдин одновременно является первым заместителем директора Института культурологии. Павел Шульгин и Сергей Житенёв работают заместителями по научной работе в обоих институтах. Секретарь Института культурологии, отвечая на телефонный звонок корреспондента «Известий», сообщила, что «никого из руководства нет, поскольку почти все сейчас в Институте наследия».

РИК был основан в 1932 году как Центральный научно-исследовательский институт методов краеведческой работы. НИИ культурного и природного наследия появился ровно на 60 лет позже.

— Он был небольшим отделом нашего института и впоследствии отпочковался. Дети пожирают своих родителей — в этом есть своя логика, — размышляет Кирилл Разлогов.

Он объясняет поглощение РИКа, считающегося очагом инновационного искусствознания, тем, что в обществе преобладает консервативный взгляд на культуру.

— Культура у нас воспринимается как вещь, принадлежащая прошлому. Поэтому Институт наследия очень кстати, а всё что касается настоящего и будущего, многие считают неактуальным и даже вредным, — сетует Разлогов.

В ходе оптимизации искусствоведческих НИИ, задуманной Минкультуры в 2012 году, Институт культурологии пострадал больше всех: штат заведения сократился более чем в пять раз. Реформа началась с назначением на пост замдиректора Павла Юдина, выпускника Российской академии госслужбы при президенте. Он пришел в РИК 3 сентября 2012 года, а уже в мае 2013-го стал директором — но не РИКа, а Института наследия.

Прежний глава Института наследия — Юрий Веденин — на заседании профильной группы общественного совета при Минкультуры открыто выступил против концепции Павла Юдина, обвинив его в некомпетентности.

По словам сотрудников института, с Ведениным просто не продлили контракт. Павел Юдин утверждает, что было написано заявление «по собственному желанию» и, главное, Юрий Веденин продолжает активно работать в институте.

— Он занимает должность главного научного сотрудника, а также является председателем научного совета. Это было мое принципиальное решение — я предложил разделить полномочия, — пояснил Юдин «Известиям».

В начале июня, не сработавшись с Юдиным, уволился директор РИКа Кирилл Разлогов. Более 30 сотрудников института, а также Фазиль Искандер, Андрей Битов, Алексей Симонов, Константин Кедров прислали в «Известия» открытое письмо в поддержку ушедшего руководителя, которое осталось без ответа со стороны властей.

После ухода Разлогова часть коллектива РИКа уволилась, около 50 человек перешли в Институт наследия под начало Павла Юдина. Сейчас, по словам Юдина, в РИКе осталось лишь 11 научных сотрудников.

— Может ли институт с таким штатом функционировать, выполнять госзаказ? — задается вопросом Павел Юдин. — Решение о возможном слиянии будет принимать Минкультуры, но моя личная позиция — объединение рационально и даже необходимо.

По мнению Юдина, в случае слияния погибнет только бренд Российского института культурологии, а научный и кадровый потенциал будет сохранен. Недвижимости РИКа — институт располагается в Палатах Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной — тоже ничего не угрожает.

— Здание при возможном объединении никуда не денется. По регламенту оно должно быть принято Институтом наследия на баланс, — заявил Юдин.

По иронии судьбы, именно экс-директор РИКа Кирилл Разлогов в конце 2012 года выдвигал идею слияния нескольких искусствоведческих институтов в «единую организацию», рассчитывая таким образом поднять престиж гуманитарной науки. Сейчас, глядя на продолжающуюся реформу, он не скрывает разочарования.

— Действуют люди, которые искренне не понимают, зачем нужна вся эта наука. Для себя я это сформулировал как пришествие новых варваров, — заключил Разлогов.

В число подвластных Минкультуры НИИ входят московские институты искусствознания, культурологии, реставрации и наследия, а также петербургский Институт истории искусств. За год оптимизации сменились директора всех пяти учреждений. В четырех из них руководители были уволены. Последний действовавший директор — глава Института реставрации Александр Трезвов — 3 июля 2013 года скончался. За несколько дней до смерти он сказал «Известиям», что ему неловко оставаться директором при таком раскладе — «как будто я лучше тех, кого уволили».

Во всех институтах было проведено сокращение штатов. Зарплаты оставшимся сотрудникам были значительно увеличены. Все НИИ перешли на режим работы по госзаказу.

Комментарии
Прямой эфир