Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Члены Совета по правам человека при президенте РФ числом 11 душ намерились исполнить интернациональный долг. Ввиду украинских событий член СПЧ И.Ю. Юргенс указал: «Нас беспокоят произошедшие случаи насилия и противостояние участников конфликта, поэтому и решили сделать это заявление и в том числе потребовать расследования произошедших событий», а его сотоварищ Н.К. Сванидзе заключил: «Нужно международное расследование — с участием России, других стран. Но для того чтобы такое расследование было объективным, оно должно быть международным».

Идея послать на Украину международную комиссию, конечно, хорошо рифмуется со стремлением наших западных партнеров сделать Украину объектом международного арбитража, но не очень соответствует уставным документам СПЧ, внятно ограничивающими его деятельность, в том числе и расследовательскую, территорией России.

П. 6 Положения о Совете предоставляет СПЧ право «запрашивать и получать в установленном порядке необходимые информацию и материалы от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, а также требовать от них своевременного представления информации и материалов, запрашиваемых Советом», а также «приглашать на свои заседания должностных лиц федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, представителей общественных объединений», однако об органах государственной власти, а равно и об общественных организациях стран ближнего, а равно и дальнего зарубежья в Положении ничего не сказано.

При этом чисто внутренние расследования, вполне предусмотренные уставными документами СПЧ, не сказать чтобы проводились успешно. В сентябре этого года СПЧ откликнулся на воззвание Н.А. Толоконниковой, сообщившей о чрезвычайных злоупотреблениях, имеющих место в мордовской женской колонии, но деятельность комиссии СПЧ, направившейся в Мордовию, была неудачной. Члены СПЧ говорили эмоционально и вразнобой, единой квалификации злоупотреблений представлено не было, а в довершение всего члены комиссии сильно переругались между собой, обвиняя друг друга в нарушении расследовательской этики.

С таким качеством работы только на  международной арене выступать. И в особенности в стране, уже сделавшей ряд шагов к ожесточенному гражданскому противостоянию, чтобы не сказать войне.

К тому же во всех без исключения республиках бывшего СССР (конечно, и в России тоже) есть чего порасследовать по части прав человека, и украинцы могут поинтересоваться, за что им такое предпочтение. Разве что по оценке членов СПЧ украинская государственность более не существует или почти не существует, так что внешний арбитраж — единственное средство избежать еще худшего исхода. Когда повестке дня стоит гуманитарное миротворчество, про украинский суверенитет можно забыть.

Если бы речь шла о стандартной империалистической тактике («братская помощь» украинскому народу), это еще можно было бы если не принять, то уразуметь. Международная политика вообще дело жесткое, а с несостоявшимися (или объявленными в качестве таковых) государствами — жесткое вдвойне. «Много лжи в эти годы наверчено, // Чтоб запутать хохляцкий народ. // Раскрывайте ж теперь нам доверчиво // Половинки широких ворот!» Довольно авантюристично, но хотя бы замысел понятен.

Но просмотр списка членов СПЧ, желающих учинить комиссию по Украине, заставляет полностью отвергнуть эту гипотезу. Все члены как один — ничуть не империалисты, но совершенно наоборот, либералы и общечеловеки. Что с высокой степенью вероятности предопределяет направленность выводов комиссии. Нечто в жанре гостей майдана сенатора Маккейна и б. министра иностранных дел Германии Вестервелле. Восставший народ, великий, могучий, свободный (может быть, с небольшими огрехами) и злочинная влада.

Шаблон отработан до блеска.

Зачем этот шаблон нужен западным друзьям Украины, более или менее понятно. Окончательное включение страны в сферу влияния ЕС требует создания соответствующей освободительной мифологии, для чего и беспристрастная международная комиссия может пригодиться. Для чего это нужно членам СПЧ, понятно куда менее.

Здесь, конечно, не имеется в виду, что члены СПЧ должны сверять свою политическую активность с общегосударственной политикой, которая вряд ли предусматривает слияние с западными партнерами в радости одной на предмет делегитимизации (очевидно, с последующим свержением) нынешней украинской власти. Когда бы у российского руководства такой замысел был, вряд ли было бы принято решение о покупке украинских облигаций на 15 млрд ам. долл.

Разумеется, члены СПЧ совершенно свободны в своих устремлениях, а речь идет о другом. Нынешняя идеалистическая позиция либеральных членов «Я хату покинул, пошел воевать, что землю в Украйне бандерам отдать» демонстрирует глубокую необучаемость этих членов.

В 1989–1991 годах русская общественность в массе своей (и автор этих строк в том числе) поддерживала чаяния рвавшихся в Европу прибалтийских республик СССР. Благодарность прибалтийских братьев оказалась весьма сомнительной. Что, вообще говоря, сильно отбивает охоту вновь зарабатывать в чужом пиру похмелье. Тем более что по сравнению с нынешним майданом тогдашние прибалтийские народные фронты — сама благопристойность. Если та благопристойность обернулась весьма гадкой своей стороной, что же ожидать от тов. Тягнибока и его хлопцев.

Возможно, Украину уже удержать невозможно и остается лишь обратиться с сардоническим благословением «С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи». Возможно. Но суетиться под западным клиентом, таская каштаны из огня, хотя эта деятельность заведомо не будет вознаграждена — ни прямо, ни косвенно, — это уже какой-то запредельный идеализм, так редкий в наше растленное время.

Комментарии
Прямой эфир