Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Доннеллан остудил Шекспира

Английский режиссер поставил «Меру за меру» в Театре Пушкина
0
Доннеллан остудил Шекспира
Фото предоставлено пресс-службой театра/Виктория Лебедева
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Британского режиссера Деклана Доннеллана в наших театральных кругах давно считают своим, по заказу Чеховского фестиваля он в разные годы ставил с русскими актерами «Бориса Годунова», «Двенадцатую ночь», «Трех сестер» и «Бурю». Но эти спектакли игрались в Москве нечасто и недолго. Между тем его «Зимняя сказка» в Малом драматическом театре Льва Додина идет уже 17 лет — и в этом режиссер видит огромное преимущество репертуарного театра, который у нас теперь принято ругать.

То, что Доннеллан решил сотрудничать именно с Пушкинским театром, неудивительно. На этой сцене часто шли его спектакли, а нынешний худрук театра Евгений Писарев работал у Деклана ассистентом. Однако сам Писарев утверждает, что решающую роль тут сыграла труппа. Посмотрев пару последних премьер, английский режиссер убедился, что эти ребята могут все. Правда, привел с собой трех артистов из прежней команды — Андрея Кузичева, Александра Феклистова и Анну Халилулину.

Постоянный соавтор Доннеллана, художник Ник Ормерод оформил сцену в духе минимализма: три вращающихся красных куба на заднем плане да ряд светильников сверху создают строгое и герметичное пространство, где шекспировская трагедия разыгрывается, как шахматная партия.

Король, вернее герцог, совершает рокировку: временно отходит от дел, а вместо себя оставляет наместника Анджело, чтобы его руками навести порядок в прогнившем королевстве. Ревностный законник принимается казнить подданных за разврат и блудодейство. Но сам готов совершить тот же грех: очарованный красотой послушницы Изабеллы, он вымогает у нее ночь любви за жизнь приговоренного к смерти брата.         

Но герцог не уезжает, а лишь переодевается в монашеское платье, чтобы инкогнито наблюдать за жизнью горожан. Пытаясь предотвратить беду, он выстраивает хитрую интригу, чтобы в финале эффектно, под вспышки камер и аплодисменты, разоблачить порок и наградить добродетель. Стратег, он играет окружающими, словно пешками, и не замечает, что ломает их судьбы. По крайней мере Валерий Панков изображает герцога преисполненным благородства и самых лучших намерений. Но ими выстлана дорога сами помните куда.

Мы знаем, как часто в большой политике человеческие жизни становятся разменной монетой и как словами о законности прикрывается беззаконие. Но Доннеллан не увлекается прямыми политическими аллюзиями.

Доннеллан вообще ничего не педалирует, его спектакль как всегда элегантен и сдержан. Трагедию тут играют без нажима, даже с некоторым отстранением, отчего Шекспир с его буйством страстей вдруг начинает напоминать рационального Брехта. Это сходство подчеркивается эффектным монтажом сцен: постоянно движущаяся стайка актеров будто сметает одних действующих лиц, оставляя на их месте других.

Артисты театра Пушкина и примкнувшая к ним Анна Халилулина в роли Изабеллы отлично справляются со сдержанной британской стилистикой, не позволяя себе лишних эмоций, и разве иногда подпускают квасного психологизма. А за иронию в этом довольно холодном действе отвечает обаятельный и жизнерадостный Лючио Александра Феклистова. Со своим фирменным мурлыкающим прононсом старого ловеласа он иногда кажется залетевшим сюда из какого-то другого спектакля, например из «Двенадцатой ночи» того же Доннеллана, где он играл сэра Тоби.         

Конечно, актеры со временем еще разыграются, спектакль настоится и настроится, но Театр Пушкина уже сейчас можно поздравить с победой. Прошлогодним «Добрым человеком из Сезуана» в постановке Юрия Бутусова он заявил о переходе на новый уровень, из разряда бульварных увеселительных заведений — в первую лигу театральных ньюсмейкеров. И «Мера за меру» Доннеллана эти амбиции подтвердила. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...