Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Дмитриченко единственный не боится высказывать мнение коллектива»

Артист балета Большого театра Батыр Аннадурдыев рассказал на суде о страхе труппы перед Сергеем Филиным
0
«Дмитриченко единственный не боится высказывать мнение коллектива»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Мещанском районном суде состоялось очередное слушание по делу о нападении на художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина. В ходе заседания продолжился допрос свидетелей обвинения, в числе которых выступили советник Сергея Филина Диляра Тимергазина, артист балета Большого театра Батыр Аннадурдыев, а также охранник Владимир Агеев и консьержка Антонина Прошкина из дома по улице Троицкой, в котором проживает Филин и рядом с которым было совершено нападение. 

Диляра Тимергазина, представившаяся как «помощник художественного руководителя», поведала суду, что с Павлом Дмитриченко, обвиняемым в организации нападения на худрука, за все время работы в театре общалась «максимум три раза». При этом отметила, что один опыт общения был неприятным: ведущий солист грубо упрекнул ее в том, что она вывесила на своей странице в социальной сети статью, где «нелестно говорилось по поводу Цискаридзе». Также Диляра Тимерзяновна отметила, что «слышала от других сотрудников балетной труппы, как Павел Дмитриченко вел себя достаточно агрессивно по отношению к Сергею Филину и своими комментариями пытался его или унизить, или опустить его репутацию как руководителя». 

Советник худрука не смогла пройти мимо обвинений в адрес Сергея Филина в злоупотреблении служебным положением и принуждении зависимых от него артисток к интимным связям взамен на повышения по карьерной лестнице. В том числе свидетельница подробно остановилась на личности Ольги Смирновой, которая в данный момент является ее невесткой. Ни о каких «особых» отношениях между своим начальником и Ольгой Семеновной ей известно не было. Она подчеркнула, что знает об особых отношениях между артисткой Смирновой и ее сыном, которые закончились бракосочетанием. 

Чтобы продемонстрировать свое возмущение обвинениями, выдвигаемыми в адрес Сергея Филина Павлом Дмитриченко, Диляра Тимергазина процитировала президента РФ Владимира Путина: «Я всегда плохо относился к тем людям, которые каким-то своим гриппозным носом и своими эротическими фантазиями лезут в чужую жизнь». При этом она отметила, что «данные обвинения из этой серии».

Следующим был допрошен Владимир Агеев — охранник со стоянки, который первым оказал Сергею Филину помощь. По его словам, Сергей Юрьевич «несколько раз падал, пока бежал». Он также отметил, что после нападения худрук имел «глаза страшного вида и покрасневший лоб». Однако он ни нападавшего не видел, ни криков о помощи, про которые рассказывал Сергей Филин, не слышал, так как находился в своей будке с закрытой дверью.

К Антонине Ильиничне Прошкиной, консьержке из подъезда, в котором находится квартира Сергея Филина, вопросов фактически не было. Но даже за короткое время пребывания в зале суда она сумела разрядить обстановку и развеселить присутствующих: на просьбу судьи Елены Максимовой посмотреть на скамью подсудимых и опознать их, Антонина Ильинична повернулась к адвокатам защиты и сказала, что никого не узнает. 

Последним свидетелем, которого допросили на слушании, стал артист балета Большого театра и друг Павла Дмитриченко Батыр Аннадурдыев. Вечером, когда на Сергея Филина было совершено нападение, танцовщик находился в одной машине с Павлом Витальевичем, по версии следствия, следившим за передвижением автомобиля худрука.

Сначала по привычке он называл друга и коллегу Пашкой, однако после нескольких замечаний судьи стал величать его по имени и отчеству. 

Батыр Аннадурдыев долго думал, прежде чем ответить на вопрос адвоката потерпевшего Татьяны Стукаловой о том, чем все-таки был недоволен Павел Дмитриченко в работе Сергея Филина и почему на все даже немного острые ситуации ведущий солист обращал такое пристальное внимание. Пока в зале повисла тяжелая пауза, второй адвокат Сергея Юрьевича Наталья Животкова иронично прошептала коллеге: «Борец за справедливость». Батыр еще немного подумал и сказал: «Он... Вы правильно говорите, борец за справедливость. Он единственный, кто не боится высказывать мнение коллектива. А коллектив молчит, потому что боится потерять свои роли... работу единственную».

В целом Батыр Аннадурдыев держался неуверенно, иногда брал большие паузы для размышления и путался в показаниях. Свое поведение на суде, а также наличие трех протоколов допроса — от 31 января, 5 и 6 марта, — содержание которых не вполне совпадает, Батыр Аннадурдыев объяснил тем, что после первого допроса, на котором он, по его мнению, сказал правду, его несколько раз вызывали на продолжительные допросы на Петровку, 38, где ему угрожали и даже требовали написать явку с повинной. Все расхождения в деталях артист объяснял тем, что он либо забыл указать на них во время допроса, либо был напуган и не мог отвечать иначе.

В ходе слушаний Батыр Аннадурдыев настоял на отказе от части показаний, появившихся после второго и третьего допроса, в том числе сведений, что Павел Дмитриченко просил его не сообщать правды о событиях, происходивших в день нападения. 

У Павла Витальевича при общении с другом и коллегой дрожал голос, он явно волновался. Когда Батыр Аннадурдыев покидал зал суда, они обменялись с Павлом Дмитриченко взглядами. Последний не улыбался. Его взгляд скорее выражал разочарование.

17 января на художественного руководителя балета ГАБТа Сергея Филина было совершено нападение — ему плеснули в лицо кислотой. В марте полиция арестовала троих подозреваемых: ведущего солиста ГАБТа Павла Дмитриченко и жителей Подмосковья Юрия Заруцкого и Андрея Липатова. 

Экспертиза установила у пострадавшего Сергея Филина тяжкие телесные повреждения. В связи с этим обвиняемым в нападении по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью») грозит до 12 лет лишения свободы.

Арест трех фигурантов продлен до 4 апреля 2014 года.

Комментарии
Прямой эфир