Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Демарш России, позволивший если не отменить сирийский поход западных держав, имеющий непредсказуемые (или чрезмерно предсказуемые) последствия, то хотя бы отсрочить его, дав работу дипломатам, а не генералам, вызвал немалое одобрение и в России, и за рубежом. В.В. Путин очередной раз подтвердил, что если к его внутренней политике можно иметь претензии, то в области внешней политики его деятельность заслуживает гораздо больше похвал. Во всяком случае, со стороны тех, кто не желал бы дальнейшего неумолимого соскальзывания к большой войне. Месяц назад мир с обреченностью ждал очередной гуманитарной интервенции (некоторые источники сообщают, что храбрый президент Франции Олланд планировал в союзе с США ударить по Сирии 1 сентября — очевидно, чтобы ассоциации с 1 сентября 1939 года стали особенно яркими и выпуклыми), сегодня не то чтобы на земле совсем уж мир и во человецех совсем уж благоволение, но хотя бы гуманитарное безумие приторможено. В чем есть немалая заслуга русской дипломатии и лично В.В. Путина. Формула хорошо знакомая старым людям (равно как и формула «лишь бы не было войны»), но в данном случае вполне уместная.

Равно как и уместно вспомнить другую формулу, на сей раз из завещания А. Нобеля — «Пятая [премия] — тому, кто внесет весомый вклад в сплочение народов, уничтожение рабства, снижение численности существующих армий и содействие мирной договоренности». По Сирии мирная договоренность была достигнута. Неизвестно, сколь долговечная, но месяц мы не имели вообще никакой.

По-хорошему, это достаточный повод для выдвижения на Нобелевскую премию мира, ибо, во-первых, деятельность президента РФ в части сирийской договоренности соответствует статуту премии — содействовал и весьма, во-вторых, взгляд на лауреатов последних лет показывает, что они содействовали гораздо меньше, если вообще содействовали, и Нобелевскому комитету представляется удачный повод в своей деятельности вернуться к изначальному статуту премии. Быть всеобщим посмешищем — что им вполне в последние годы удается — все же несколько однообразно.

Конечно, такое соображение слишком идеалистично, чтобы воспринять его с полной серьезностью, как безусловное руководство к действию. Быть посмешищем некоторым членам комитета, возможно, надоело, но другим членам не надоело нимало, и они прекрасно чувствуют себя в этой роли. Для агрессивно настроенной части международной общественности, причем влиятельной в нобелевских кругах, кто говорит «Путин», говорит «сатана», что также, возможно, повлияет на решение. С выдвижением на «нобеля» президент РФ в полной мере испытает всё описанное в рассказе М. Твена «Как меня выбирали в губернаторы», и неизвестно, так ли ему это хочется и будет ли от этого прок России и российской внешней политике. Лаю, во всяком случае, будет до небес.

Поэтому решение номинировать В.В. Путина на Нобелевскую премию мира произвело несколько странное впечатление. Решение, очевидно, инициативное, т. е. измысленное самой Международной академией. Пресс-секретарь президента РФ Д.С. Песков уже сообщил, что «с администрацией президента инициатива не обсуждалась». Можно, конечно, предположить, что Песков не всё договаривает, но следует учесть как минимум два обстоятельства.

Во-первых, Международная академия духовного единства, основанная в 1992 году и с тех пор никак о себе не заявившая и себя не проявившая, есть типичное пустое место, спекулирующее на когда-то почетном и единственном звании. Когда академия была, в сущности, одна — союзная Академия наук, — это звучало. После распада СССР бренд более не охранялся, и всякий кому не лень стал выписывать себе мандат с громким титулом. Никакой чести выдвижение от мнимой величины принести не может. Во-вторых, само выдвижение от духовного единства юридически ничтожно. В статуте премии перечислены лица и организации, правомочные номинировать кандидата. Международной академии духовного единства, как и других самозваных организаций, в нем не значится. То, что организация решила подсуетиться, может рассматриваться как признак состояния погоды — флюгер крутится в зависимости от направления ветра, — но не более того.

Что же касается того, следует ли вообще предпринимать попытку в этом направлении — разумеется, с более пригодными средствами, чем Международная академия выживания и развлечения, — то ответ на этот вопрос в принципе неоднозначен. С одной стороны, поощрение столь же необходимо политику, сколь необходима канифоль смычку виртуоза, и содействие мирной договоренности такого поощрения вполне заслуживает. С другой стороны, взгляд задним числом на многие миротворческие успехи наводит на печальную мысль — «Хвали день к вечеру». К сирийской договоренности это также относится.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...