Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Джефф Уодлоу: «Джим Керри у нас немного шут, немного Клинт Иствуд»

Режиссер фильма «Пипец 2» — о том, почему супергерои испытывают кризис самоидентификации
0
Джефф Уодлоу: «Джим Керри у нас немного шут, немного Клинт Иствуд»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

5 сентября в российский прокат выходит «Пипец 2» — сиквел успешного кинокомикса 2010 года о «супергероях в реальной жизни». Корреспондент «Известий» Заира Озова встретилась в Лондоне с режиссером картины Джеффом Уодлоу.

«Пипец 2» — ваш третий полнометражный фильм и первый такого масштаба. У вас, наверное, колени от ужаса подкашивались? 

— Я бы не назвал это ужасом, но чувство и вправду было очень странное. Это всё равно что пытаться скрестить правую половину головного мозга с левой. Ты пытаешься быть и дельцом, и дипломатом, и тактиком, и аналитиком, и при этом не забывать получать удовольствие от процесса и снимать кино в первую очередь для себя, иначе ничего не получится. Только стоит расслабиться и начать делать свое дело, как тебе на ухо нашептывает «голос разума»: «На эту сцену у тебя есть столько-то денег и столько-то времени. Бюджеты и сроки ограничены, держи себя в руках». Так что быть режиссером — большая ответственность и всегда поиск компромиссов. Всегда! Если ты, конечно, не Терренс Малик или Оливер Стоун. Но мне на данном этапе моей карьеры лучше особо не хорохориться. 

Вы ведь большой фанат первого «Пипца», не так ли? Тяжело было браться за сиквел фильма, который вам так нравится? 

— Самое забавное, что я сходил на «Пипца» как зритель и, пока смотрел фильм, интуитивно прокручивал в голове идеи для сиквела. На тот момент я не знал ни Мэттью (Мэттью Вон, режиссер первого фильма. — «Известия»), ни продюсеров, да и вообще, я уверен, студия тогда еще не помышляла о продолжении. Я действительно большой фанат «Пипца», это правда, но это только осложняло задачу. Мне приходилось излишне бережно относиться к фундаменту, что заложил Мэттью, чтобы, не дай бог, не пойти вразрез с первым фильмом. Когда делаешь сиквел, главное не снять случайно ребут (смеется). При этом нельзя полностью копировать предшественника и надо держать в уме, что это совсем другое кино. В сиквелах, как известно, всего должно быть больше.

Например, супергероев. Если в первом «Пипце» их можно было пересчитать по пальцам одной руки, то во втором у вас уже завелась целая армия. 

— Да, даже две армии, я бы сказал. Убивашка — единственная из них всех, кто по-настоящему владеет боевым искусством. Все остальные, если и умеют драться, то по-уличному, как их ни тренируй. И в этом я вижу очарование «Пипца»: это не супергеройская вселенная, это реальный мир, а там так и дерутся: стихийно, неуклюже, как в баре после попойки. Две армии дебоширов прут друг на друга, стенка на стенку — это ли не прекрасно? (Смеется.) Но, конечно, посреди этой возни особняком стоит драка Убивашки и Мазы Раши. Эти дамы — тренированные бойцы, и на них всегда посмотреть приятно, несмотря на то, что они такие разные. 

Как вас вообще взяли в этот проект? Вряд ли вы просто пришли и сказали: «Дайте мне снять сиквел». 

— Я шел окольными путями. Написал сценарную заявку кинокомикса «Бладшот» для продюсера Нила Моритца, а он в это время работал с Мэттью. Заявка всем понравилась, и я по-быстрому накатал полноценный сценарий. Мэтт впечатлился и говорит: «Никогда не видел, чтобы кто-то писал сценарий ровно такой, какой был обещан в заявке. Не хочешь ли написать сценарий к «Пипцу 2»?». Я ему говорю — нет, не хочу. Но Мэтт не сдается: «А не хочешь ли написать сценарий и сам поставить фильм?» Вот это другой разговор, правда? Если вы думаете, что я, как фанат, пришел, пал в ноги и умолял взять меня в проект, вы несколько ошибаетесь. У меня тоже есть профессиональная гордость! (Смеется.) Впрочем, после этой истории с «Бладшотом» еще несколько месяцев ничего не происходило: Мэтт был очень занят работой над «Людьми Икс», а я сидел, ждал у моря погоды, думал, страдал, накручивал себя. Не находил себе место до такой степени, что сел и написал сценарий, не дожидаясь подписания контракта. Отправил Мэтту, и тут он совсем обалдел. Говорит: «Ну ты даешь! Мы еще ничего не подписали, а ты уже сценарий сколотил?! Ты маньяк!» Нет, ну а что такого-то? У меня было шесть недель отпуска, надо же было чем-то себя занять. Если интересно, контракт мы все-таки подписали, как и договаривались — никто никого не обманул (смеется). 

Кому пришла идея задействовать Джима Кэрри в роли Полковника? Несколько неожиданно видеть его в образе потрепанного вояки, борющегося с преступностью.

— Я с самого начала хотел заполучить Джима для этой роли, но даже в самых смелых мечтах помыслить не мог, что мне это удастся. Я всегда считал его удивительным актером, и не только из-за его комедийных талантов: в нем есть сокрушительная драматическая мощь. А именно такой человек нам и требовался: чтобы он был немного шутом, немного — Клинтом Иствудом. У Полковника есть честь и правила. Он не убивает, у него и пистолет-то не заряжен, но это не мешает ему отдубасить неприятеля рукояткой от топора. Очень интересный персонаж.

У вас и остальные герои не отстают — все многогранные, мучаются экзистенциальными вопросами.

— Да, это обусловлено бюджетом. Делать упор на экшн и спецэффекты было бы несколько глупо с нашей стороны. Так что нам ничего не остается, как снимать фильм про персонажей, про их путь и их терзания. Если первый «Пипец» больше был посвящен созданию альтер эго, то тут речь идет о самоидентификации и попытке сосуществовать с этим самым альтер эго. Большинство персонажей испытывают личностный кризис. Задаются вопросами «Кто я?», «Зачем я?», «Что мне теперь со всем этим делать?». Особенно трудно приходится Минди — она видит в зеркале Убивашку, но она дала обещание своему опекуну не высовываться и не рисковать жизнью. Вообще, эта героиня претерпевает в фильме самые существенные метаморфозы.

Вам не кажется, что вся эта история с «супергероями в реальной жизни» несколько отдает фетишизмом? Достаточно указать на Мазафакера, который придумал свой образ, увидев сексуальные игрушки собственной матери. 

— О, это точно! Супергерои — они все фетишисты. Возьмем самого Пипца: он надевает зеленое трико и уходит в ночь. Он воплощает свою фантазию, желание быть кем-то другим, кем он на самом деле не является. При этом он использует внешние факторы, чтобы преобразиться внутренне. Что это, как не фетишизм? 

Помимо этого у вас, как и в первом фильме, много насилия и ругани. 

— Да, таковы правила игры. Мы не хотели ничего смягчать ради того, чтобы привлечь аудиторию помоложе, поэтому нам вкатили возрастной рейтинг R (зрители до 17 лет допускаются только в сопровождении родителей. В России у фильма рейтинг 18+. — «Известия»). И теперь представьте  комизм ситуации: Хлоя Грейс Моритц играет 15-летнюю боевую машину, втыкающую во всех ножи и ругающуюся матом, но она не сможет сходить в кино на этот фильм без сопровождения родителей, потому что ей еще нет 17 лет. Цирк, да и только.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир