Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Алексей Шапошников: «Волков два часа торговался и надувал щеки»

Председатель Совета муниципальных образований Москвы — о предвыборной кампании Алексея Навального и торге за подписи
0
Алексей Шапошников: «Волков два часа торговался и надувал щеки»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Совета муниципальных образований Москвы (АМОМ) Алексей Шапошников в интервью «Известиям» опроверг заявления Леонида Волкова — главы предвыборного штаба кандидата в мэры Москвы Алексея Навального — о навязывании Навальному подписей муниципальных депутатов от «Единой России».

— Волков утверждает, что несколько раз отказывался принимать от вас папку с подписями в поддержку Навального. И вам пришлось уговаривать его принять их.

— После призыва Собянина помочь Навальному в прохождении муниципального фильтра я связался со штабом Навального, говорил с Алексеем, сообщил, что мы готовы оказать им необходимую помощь, и назначил встречу на субботу, 6 июля. На встрече присутствовали Алексей Навальный, Леонид Волков, Ирина Белых и я. Была достигнута договоренность о том, что партия им помогает. Ассоциация провела свою работу, через нотариуса прошло необходимое количество депутатов-членов партии «Единая Россия», было собрано 110 подписей.

9 июля глава штаба Навального пришел за подписями в АМОМ. Мы предложили все собранные подписи. Волков же в течение двух часов дул щеки, лазил в рюкзак, звонил кому-то, советовался. Он реально торговался, как на рынке: нет, мне надо 65, нет мне надо 55, нет я возьму 49. С ним было два человека. Потом писал расписку, потом считал подписи. Можно посмотреть видео, он сидел на этом месте, и никуда он не выходил, пока не взял подписи, которые ему были необходимы. Это зафиксировано камерами присутствовавших журналистов телеканалов — «Москва 24», ТВЦ. 

— Волков также уверяет, что выбирал подписи не членов «Единой России». Вот цитата: «Я отобрал подписи в тех округах, где нам было нужно, и в них ― максимально не единороccов».

— Если проанализировать список муниципальных депутатов, который висит на сайте Московской городской избирательной комиссии, сдавших подписи за каждого кандидата, я уверен, что из 110 порядка 55 человек — это члены «Единой России» или ее сторонники. Это может сделать любой желающий, зайдя на сайт Мосгоризбиркома.

Поэтому когда Волков говорит, что мы, мол, не брали подписи единороссов, то он откровенно врет, это было вот за этим столом и вот в этом кабинете. И все видели его расписку на 49 подписей. Да, это члены «Единой России».

— Штаб Навального также обвиняет ваш Совет в том, что он не распространял информацию об их кандидате среди муниципальных депутатов.

— То, что мы по ним не рассылали информацию — тоже вранье. Всё, что они предоставили, — рассылалось. Единственное, что, простите, пришлось клещами из них это вырывать. Мне пришлось в твиттере писать, в открытых источниках, чтобы они среагировали.

— Волков говорит, что сбор подписей в муниципальных округах является игрой мэрии. Это действительно была некая тонкая игра, или штабу оппозиционера выгодно представлять это таким образом, пряча свой низкий рейтинг? Ведь сначала никто не хотел его поддерживать, потом, после того как Собянин обратился к муниципальным депутатам с просьбой помочь Навальному преодолеть муниципальный фильтр, в его копилке появились голоса.

— Не было бы заявления Собянина, не было бы работы партии «Единая Россия», Навальный не собрал бы подписи и не зарегистрировался кандидатом в мэры. Поэтому он (Алексей Навальный. — «Известия») должен благодарить и Собянина, и «Единую Россию», и муниципальных депутатов «Единой России». Хотя опять же в их риторике в этом отношении очень интересные фразы. «Они для нас не единороcсы, они для нас — муниципальные депутаты». То есть когда надо, они депутаты, а как надо кого-то хаять — они единороcсы. Супер.

— Ранее члены ЕР не хотели отдавать подписи в поддержку Навального. Их насильно заставили?

— Тут надо спросить у партии, какие она нашла аргументы, чтобы убедить муниципальных депутатов поставить за него свои подписи. Я думаю, партии не просто было убеждать своих муниципальных депутатов, они поискали аргументы для убеждения.

— Стоило ли помогать Навальному, если, как вы говорите, всё равно благодарности никакой, в ответ одни оскорбления?

— Кампанию Навального можно охарактеризовать очень просто — флешмоб-кампания. Получение в совете подписей — в итоге раздуто непонятно что, цирк с приходом прессы и своих помощников. Флешмоб. Получение удостоверения кандидата — зачем туда людей надо было собирать? Там флешмоб проводился классический. После вынесения приговора суда — хождение от СИЗО к СИЗО или хождение вокруг СИЗО под камерами. Не флешмоб? Флешмоб.

Хоть они и заявляют, что у них в штабе политтехнологов нет, используют самый простой политтехнологический ход. На чем лучше всего пиариться? На скандале. Поэтому любое действие их штаба — это скандал.

— Навальный жалуется на то, что его не допускают до эфира на федеральных телеканалах. Между тем, по вашим словам, как минимум на всех встречах в Совете присутствовали представители телеканалов, тот же ТВЦ.

— Он зарегистрированный кандидат, ему обязаны предоставить и эфир, и газетные площади. Зачем опять врать и людям по мозгам ездить? А с другой стороны, эти скандалы с приходом в  совет, где присутствовали СМИ и в первый раз, и второй раз, и с получением подписей, и на встрече с секретарем политсовета Московского отделения ЕР Ириной Белых, — отовсюду были репортажи. Про это Волков вообще забыл в своем интервью! Провал в памяти?

На всех мероприятиях присутствовали СМИ. Везде скандал. Мне кажется, по числу упоминаний Навальный уже даже Собянина обогнал. Благодаря чему? Всем этим скандалам.

 — Вы после интервью связывались с Волковым? Будете как-то ему отвечать?

— Мы сейчас парируем эти высказывания. Лично я ему не звонил, потому что не знаю, что мне сказать лгуну, который выводит на улицы наивных людей под придуманными предлогами. И который обещает на улицах города устроить настоящую революцию, с кровищей и обещанием вешать на люстрах политологов. Мы где живем? В лесу? В каменном веке? Кого пугаем?

— Алексей Навальный заранее заявляет о том, что выборы будут сфальсифицированы, но всё же идет на них. Зачем?

— Навальный участвует в выборах для того, чтобы пока продолжается процесс, в котором он выступает обвиняемым, с ним ничего не случилось. Волков говорит в своем интервью: «Нас не сажают, потому что мы нужны Собянину как конкуренты на выборах Москвы». Ну что за бред? Что будет после выборов с Навальным — не знаю. Знаю, что Волков уедет в Европу, и ему будет безразлично, что случится с Навальным. В интервью телеканалу «Дождь» от 27 июня он пообещал: «Мы в каждом дворе найдем по Навальному и устроим власти бучу. А после выборов что будет, мне всё равно — я уезжаю в Европу заниматься IT-бизнесом».

— Допустим, что Навальный станет мэром Москвы. Что тогда?

— На этот вопрос Волков тоже ответил в своем интервью: будут люстры с крючками для политологов и осведомленных людей, а также бойня на улицах столицы. Когда ваш коллега, журналист, спросил: «А для нас, журналистов?», он промолчал, значит, и вам что-то приготовлено. Сам Волков в мэрии работать не собирается, и, вообще, он приводит пример революции 1917 года, когда никто в аппарате не поменялся. Тут возникает вопрос: а зачем же вы тогда идете на выборы, если ничто не поменяется, только политологи, журналисты и другие осведомленные люди будут висеть на люстрах? Поэтому и программа у него расплывчатая, нет никакой конкретики.

— Муниципальный фильтр прошли шесть кандидатов из 40. Может стоит отменить его, чтобы дать возможность всем кандидатам пройти его?

— Вопрос риторический, его задавали несколько раз. В современной политике существуют разные способы участия в выборах. Никогда не бывает так, чтобы можно было участвовать абсолютно всем. Я уже несколько раз приводил пример Франции и Германии. Там мэра вообще выбирают, как у нас сказали бы, депутаты Мосгордумы. Там нет выборов мэра вообще. Выбирают 50 человек. Поэтому муниципальный фильтр — это достаточно демократическая процедура. У тех партий, которые активно работали на муниципальных выборах, не было проблем с прохождением фильтра.

Нормальной политической партии надо активно работать не только на федеральных и президентских, но и муниципальных выборах. Потому что каждые выборы важны по-своему. Фильтр повернул политические партии лицом к муниципальному сообществу.

Комментарии
Прямой эфир