Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Всех актеров от 35 до 45 преследует добрый полицейский»

Константин Юшкевич — о фильме «Игра в правду», кризисе среднего возраста и конкуренции с «Квартетом И»
0
«Всех актеров от 35 до 45 преследует добрый полицейский»
Кадр из фильма «Игра в правду». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат вышла картина «Игра в правду» — фильм Виктора Шамирова, в котором снялась знакомая по его работам («Дикари», «Упражнения в прекрасном», «Ladies’ Night. Только для женщин», «Бог») компания: Гоша Куценко, Дмитрий Марьянов и Константин Юшкевич. Постоянный участник проектов Шамирова Константин Юшкевич рассказал корреспонденту «Известий» о новом фильме.

— Истории о людях, переживающих кризис среднего возраста, пользуются особым успехом у наших режиссеров. В чем особенность вашей?

— Из нашего фильма следует, что это всего лишь этап, который нужно пройти. Это не конец. Мы не снимаем мрачный бесперспективный артхаус. Наша история про тот непростой период, когда ты оборачиваешься, смотришь на свою жизнь, и видишь, что она сильно отличается от той, о которой мечтал, когда тебе было 17.

— Не любите артхаус?

— Не в этом дело. Просто, когда я вижу некоторые картины, понимаю, что второй раз их точно смотреть не стану. Мне кажется, не та энергия в этих фильмах, есть в них какая-то болезненность.

— Вы с вашими постоянными партнерами сознательно выбираете сценарии и пьесы, в которых комическое преобладает над трагическим?

— Специально ничего не делаем. Просто мы в жизни дружим, и нам, как людям примерно одного возраста, нравятся одни и те же вещи. Что касается меня, то теперь я, слава богу, могу выбирать. Раньше был менее разборчив. У актеров ведь как? Перестанешь сниматься — квалификацию потеряешь, про финансовую сторону вопроса я даже не говорю. Сейчас роли, как мне кажется, получаются, потому что играю то, что мне близко и понятно. Хотя поначалу было так: я сыграл одну роль, после которой стал получать сценарии с точно таким же героем.

— И какой образ вас преследовал?

— Не только меня, но и всех актеров от 35 до 45 преследует добрый полицейский. А ведь сколько их сыграно и у нас, и на Западе. Хочется разные роли играть. Хотя, если персонаж не картонный, играть всегда интересно даже доброго полицейского.

— Много переделали в пьесе «Игра в правду»?

— Одна-две шутки французские остались, а так от пьесы Филиппа Лелуша осталось количество персонажей и идея. Во французском варианте между героями ничего не происходит. Это как ситком, где произносится шутка, а за ней следует смех зала. У нас в пьесе все-таки разворачиваются драматические события.

— Чем отличается фильм от одноименного спектакля, который вы тоже играете?

— Мы сильно сократили текст. Кино не терпит длиннот, которые допускает театр. Мы более тщательно проработали пьесу по драматургическим ходам, следили за достоверностью каждого поступка и каждой фразы. Обычно после спектакля нам зрители говорят: «Такое ощущение, что встретился со старыми друзьями». От кино мы добивались такого же эффекта. Спектакль держится благодаря энергетике 500 человек, которые сидят в зале. В кино задача посложнее — нужно одного человека у экрана удержать.

— Легко было работать в кадре с партнерами, с которыми семь лет играешь этот материал на сцене?

— Съемки были непростые. Коллектив у нас сложный, а режиссер — очень жесткий, бескомпромиссный и требовательный человек. Он заставлял нас выкладываться по максимуму, не щадить себя.

— Вы с Шамировым учились на курсе Марка Захарова. Вам он поблажку давал?

— Нет. Авторитетов у него нет, и друзей на площадке — тоже. Виктор каким был принципиальным во время учебы, таким и остался.

— Не боитесь, что ваш фильм будут сравнивать с «Сатисфакцией» Гришковца или «О чем говорят мужчины» «Квартета-И»?

— Нет, мы семь лет назад поставили спектакль, еще до «Квартета-И» и Гришковца. Как любит говорить мой учитель Марк Захаров, «идеи витают в воздухе».  

— Вы любите своего героя? Он же довольно неприятный человек.

— Роль Гены досталась мне случайно. Распределения не было, мы тянули жребий. Мне попался персонаж, который, как и я, со студенческих лет живет в браке. На этом, пожалуй, наше сходство заканчиваются. Вы знаете, во всех людях сидит демон, которого можно выпустить наружу. Я с удовольствием играю Гену. Мне по-своему его жалко, меня смешит его шитое белыми нитками коварство. Кстати, я похожих на него людей часто встречал, и почему-то в автобизнесе, той отрасли, где любым способом нужно продать.

— Ваши герои встретятся еще раз?

— Если после просмотра фильма у зрителя возникнет такой вопрос, мы будем рады. В детстве я ненавидел открытые финалы. Когда ты становишься взрослее — не хочешь, чтобы тебя учили, хочешь приходить к выводам самостоятельно. Французы сделали «Игру в правду-2», но мне кажется, нужно было остановится на первом фильме. Каждый сам для себя должен нафантазировать будущее.

— Какие проекты с вашим участием ждут зрителей?

— В мае я снялся в камерной истории «Про мечту, жену и еще одну» — это комедия с элементами мистики. Сыграл «мента» в сериале. Это иронический детектив. Снимаюсь еще в одном комедийном сериале с Гошей Куценко. Сценарий писали сами, но времени не хватало, и проект подхватили сценаристы канала. О чем он, пока не скажу. «Идеи в воздухе витают», как бы кто не перехватил.

Комментарии
Прямой эфир