Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Злой турок, добрый турок

Владислав Вдовин наблюдает обострение протестного движения после разгона лагеря демонстрантов в Гези-парке
0
Злой турок, добрый турок
Фото: REUTERS/Murad Sezer
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Стало ясно, что премьер-министру Реджепу Тайипу Эрдогану не хватает терпения. Лозунги протестов за неполные три недели сместились от защиты природы и светского пути развития Турции к персональной критике премьера, и красавчик Тайип (так переводится его среднее имя) занервничал. В третий раз за считанные дни он сам раскачал лодку, выбрав жесткие действия в ситуации, когда тактически, скорее, выгодно было взять паузу. 

Протесты начались с реакции на неадекватно агрессивный разгон группы экологов, не превышавшей полусотни человек. Затем, когда ответный раж бунтарей, выросших в числе до сотен тысяч, поутих, Эрдоган поддал газа (в буквальном смысле), вытесняя своих критиков с площади Таксим, но оставив их в соседнем Гези-парке. А теперь вдруг, уже размягчив души протестантов обещанием не решать судьбу парка без референдума, который он почти наверняка выигрывал, вместо того, чтобы дать оппозиции спокойно досидеть в своих палатках до наступления осенних холодов и постепенно разойтись, несолоно хлебавши Эрдоган устроил в одну ночь газовые атаки на своих противников сразу в двух частях света, в которых, как известно, расположен Стамбул — на собственно Таксиме, а затем и в азиатском районе Кадыкёй, откуда на помощь пострадавшим собиралась многотысячная подмога.

Выбранный Эрдоганом стиль «что хочу, то и ворочу» был бы, возможно, к месту, если бы политическая сила премьера Турецкой Республики приближалась к безграничной, но это не так. Недовольство «султанскими замашками» Эрдогана все чаще слышится и в лагере его сторонников, а за эту ночь он явно нажил себе новых врагов в голосовавшем за него Стамбуле, где многие тысячи мирных обывателей вынуждены были дышать слезоточивым газом, даже не выходя из дома — районы вокруг площади Таксим густонаселенные, переулки узкие, газ в эту теплую безветренную ночь стоял там часами. Даже спустя шесть часов после разгрома Гези-парка в расположенном в 500 м от него квартале я не мог высунуть голову в окно — глаза начинало щипать, а в горле першить.

Прогнав недовольных с одной площади, Эрдоган увеличил их общее количество в стране. Десятки тысяч устроили стихийные митинги и попытки прорыва к Таксиму в Стамбуле, по 50 тысяч человек выплеснулись ночью на главные улицы второго и третьего по значению городов Турции — Анкары и Измира. Профсоюз бюджетных работников KESK, один из четырех крупнейших в стране, объявил общенациональную забастовку на понедельник, 17 июня.

Надо понимать современный турецкий характер — жители страны в целом молоды (половине из них, согласно официальной статистике, не исполнилось и 29 лет), неравнодушны и крайне упорны. Последнее качество проявилось в нарастающем политическом кризисе особенно выпукло: как в день разгона Таксима 11 июня, так и минувшей ночью протестанты отходили из мест распыления газа без паники, отсиживались в окрестных переулках, оказывали друг другу первую помощь и вновь и вновь искали возможность вернуться на площадь. Важно также отметить в целом корректный настрой как полиции — сообщений об арестах и каких-то особых жестокостях не поступало — так и абсолютного большинства бунтарей. Происходившее кое-где бросание булыжников и коктейлей Молотова в сторону полицейских протестанты и симпатизирующая им часть страны воспринимают как провокации засланных казачков. Все мои собеседники из лагеря недовольных не хотят воевать в прямом смысле этого слова, но не собираются и отступать.  

Ситуация «он их в дверь, а они снова в окно», похоже, оставляет Тайипу Эрдогану и его товарищам по партии AKP только два варианта: смещение лидера со своего поста (среди возможных преемников называют президента Абдуллу Гюля и вице-премьера Бюлента Арынча) либо запуск машины репрессий.

Первый вариант наверняка погасил бы протесты, но пока выглядит невероятным — за 10 лет правления Эрдогана страна совершила экономический скачок, а управляемая им правящая партия стабильно удерживает симпатии доброй половины населения, получая на каждых выборах больший перевес, чем на предыдущих, этих заслуг у премьера не отнять. С другой стороны, Акела промахнулся трижды за неполный месяц. Но если однопартийцы и запустят процесс смещения лидера, он наверняка будет сложным и займет не одну неделю.     

Второй вариант кажется еще более фантастическим, хотя месяц назад вряд ли кто-то мог предсказать и события, которые произошли в стране за последние 19 дней. Создается ощущение, что даже самые верные сторонники действующего премьера хоть и считают протестантов зажравшимися хулиганами, но не хотят эскалации, причем не только из соображений экономики и международного имиджа, но и потому что в турецком обществе в целом нет запроса на насилие, а до новых национальных выборов осталось меньше двух лет.

Но третьего варианта не видно.

Расклад сил на улице и градус накала во многом может проясниться 16 июня, когда сторонники правящей партии впервые проведут свой митинг в стамбульском районе Зейтинбурну, расположенном примерно на полпути между аэропортом Ататюрка и наполненным туристами историческим центром — Константинополем. В митинге заявлено участие миллиона человек. Свой миллион призывают выйти из домов и неформальные лидеры протестующих.   

Комментарии
Прямой эфир