Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как Тур компьютерных акул ловил

В блокбастер про норвежского Индиану Джонса упакована грандиозная история с бушующими штормами и видами Нью-Йорка 1940-х
0
Как Тур компьютерных акул ловил
Кадр из фильма «Кон-Тики». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наслушавшись мифов полинезийских индейцев про богов, которые приплыли с Востока, молодой и крайне амбициозный норвежский антрополог Тур Хейердал выдвигает смелую гипотезу. 

Согласно его теории, острова Полинезии заселили вовсе не выходцы из Азии, как это было известно каждому школьнику, а предки перуанских индейцев, переплывшие Тихий океан на плотах из бальзового дерева. Ученые мужи дружно крутят у виска, полагая, что автор обладает чересчур буйной фантазией.

Чтобы доказать миру свою правоту, Тур Хейердал решает предпринять путешествие через Тихий океан на плоту, созданному по технологии, доступной древним мореплавателям. Команда из шести человек, лишь один из которых имел судоходный опыт, зато двое отвечали за связи с общественностью, а еще один был кинооператором, преодолела маршрут в 8 тыс. км на сто первый день экспедиции, достигнув берегов острова Туамоту.

Двадцать лет сценарий «Кон-Тики» хранился в портфеле продюсера Джереми Томаса, планировавшего сделать из него могучий голливудский блокбастер, пока желание экранизировать самый знаменитый подвиг соотечественника не выказал дуэт Йоахима Роннинга и Эспена Сандберга, последовательно прививающие скромной норвежской индустрии голливудский лоск.

Их предыдущая работа — «Мак Манус. Герой войны» — стала абсолютным кассовым чемпионом на родине. Новая — самый дорогой фильм в истории норвежской кинематографии с бюджетом в $14 млн — принесла им номинацию на «Оскар» и мировой прокат.

Самое поучительное в этой истории то, что в предлагаемых обстоятельствах скромные норвежцы умудрились создать самый что ни на есть патриотический блокбастер про национального героя. На чем регулярно спотыкается наша отечественная кинематография, сетующая то на недостатки бюджета, то на американские козни.

История «Кон-Тики» и Тура Хейердала богата целой россыпью возможностей. Герой, который идет на жертву ради фантастической идеи, может быть подобен Фицкарральдо, а может быть родственником и ибсеновскому Брандту в зависимости от трактовки. Впрочем, для героя кинодрамы Вернера Херцога ему не хватает безумия, для второго — трагедии.

Экспедиция увенчалась успехом — среди жертв значится лишь попугай, скушанный акулой. Гипотеза о происхождении полинезийцев получила право на жизнь. А документальный фильм об экспедиции получил «Оскар». Хотя был бы Херцог, остальное приложится.

В этой искусно придуманной истории есть всего понемногу. И вера героя в собственную правоту, граничащая с самоуверенностью, и готовность на жертву ради идеи и что-то ницшеанское. И даже если в исполнении Пола Сверре Хагена Тур Хейердал больше напоминает Индиану Джонса (благо Спилберг числится в любимых режиссерах скандинавских хитмейкеров), это, конечно, супермен с норвежским акцентом, белая бестия, сверхчеловек.

Казалось бы, где Норвегия, а где Голливуд. Но Роннинг и Сандберг умудрились в скромные для блокбастера четырнадцать миллионов упаковать грандиозную историю с обилием акул, бушующими штормами и аутентичными видами Нью-Йорка сороковых годов, под который декорировали болгарскую столицу.

Что-что, а деньги в Голливуде считать умеют: номинацию на «Оскар» вполне можно считать официальным признанием. Сам Спилберг пригласил норвежских коллег на ужин, похвалив за хорошее кино. О трудностях съемок на воде маэстро знает не понаслышке. Правда, во времена его молодости акул мастерили кустарным способом, а нынче обходятся нарисованными.

Комментарии
Прямой эфир