Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Левичев: «Медийность Гудковых не тянет партию на политический олимп»

Председатель партии «Справедливая Россия» — о депутатах-белоленточниках, КС оппозиции и «левой ноге Кремля»
0
Левичев: «Медийность Гудковых не тянет партию на политический олимп»
Николай Левичев. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Руководство «Справедливой России» раскритиковало сразу четырех членов партии: Геннадия и Дмитрия Гудковых, Олега Шеина — за участие в работе Координационного совета оппозиции, а также Илью Пономарева — за работу в руководстве «Левым фронтом». От них потребовали определиться в течение месяца — или партия, или работа в несистемной оппозиции. Пономарев и Шеин покаялись сразу, а Гудковы отказались выполнить требования. Председатель партии Николай Левичев рассказал о своем отношении к депутатам-белоленточникам и сравнил Координационный совет оппозиции с обществом любителей кактусов.

— Николай Владимирович, ультиматум «Справедливой России» «эсерам»-белоленточникам — это попытка партии вновь стать «левой ногой Кремля»?

— Никаких ультиматумов никто не предъявлял. Ультиматумами разговаривают террористы, а политики разговаривают либо языком, доступным широким массам населения, либо языком документов.

Где в решении бюро центрального совета партии ультиматум? Это предельно уважительное отношение к тем товарищам, которые, на наш взгляд, допустили действие, не красящее их с моральной точки зрения. И не по политическим основаниям, здесь не идет речь о том, как они голосовали в Думе. Я ни одной европейской партии с устоявшимися отношениями не могу представить, чтобы какой-то из ее членов пошел во главе колонны демонстрантов, несущей перечеркнутый словом «позор» портрет лидера партии. 

Геннадий Гудков говорит, что дискуссии на заседании бюро не было, но мы обсуждали предложение Гудковым покинуть КС оппозиции полтора часа. Тогда высказывались практически все члены бюро, в том числе Геннадий и Дмитрий Гудковы, Илья Пономарев. Никакой эмоции за этим не стояло, только холодный расчет. Мы предложили им в месячный срок выбрать между местом в руководстве «Левого фронта», КС оппозиции или же «Справедливой России». Но, подчеркиваю, пока речь о членстве в партии не идет.

— Многие считают, что решение бюро партии было принято под давлением администрации президента. 

— Сказки. Парламентская партия в принципе не может выполнять мелкие команды администрации президента, потому что она тут же перестанет быть субъектом политической деятельности.

— Закрытая встреча Сергея Миронова и Владимира Путина в октябре, которая не освещалась прессой, не связана со всеми этими событиями?

— Абсолютно не связана.

— «Справедливая Россия» не потеряет протестный электорат, голосовавший, в том числе благодаря Гудковым, за любую фракцию, кроме «Единой России»?

— Говорить о том, что медийная популярность Гудковых тянет «Справедливую Россию» на политический олимп, — глубокое заблуждение. Летом 2011 года кремлевские политтехнологи запустили проект «слабое звено в политической системе», пытаясь обосновать, что СР — лишняя партия на политической арене без шансов пройти в Думу. Среди поверивших, к моему глубокому сожалению, оказался Геннадий Гудков, хотя Подмосковье и считалось его политической вотчиной, там он был депутатом в течение двух созывов. Перед утверждением списка он приходил ко мне и сказал: «Я не хочу идти по Московской области, потому что команда Бориса Громова меня не пропустит». Я об этих словах Гудкова до сегодняшнего дня никому рассказывал, но коль скоро наши коллеги представляют в искаженном свете внутрипартийные дискуссии, они подталкивают меня раскрыть правду.

Вопрос ставился так: Гудков должен быть в центральной части списка, вторым за Сергеем Мироновым, потому что это могло гарантировать попадание в Госдуму при переползании минимального процента. Попасть по региональной группе он считал для себя нереальным. В результате сложных переговоров мы решили объединить в Москве четыре избирательных округа в одну региональную группу, в то время как коллеги Хованская и Агеев входили в региональные группы, сформированные только из трех избирательных округов. Тем самым Гудкову гарантировали депутатский мандат.

— Есть ли шанс, что после возможного исключения «эсеров»-белоленточников партия пойдет на сближение с группой депутатов-отступников Леонида Левина?

— Это совершенно не связанные вещи. В решении бюро нет ни слова об отношении партии к протестному движению и о том, что мы его в упор не видим и не признаем. Партия дала рекомендацию своим членам не принимать участие в акциях других субъектов политической деятельности в случае невозможности избежать общественного резонанса, наносящего вред авторитету партии. К примеру, среди депутатов Думы много лет проблемой обманутых дольщиков занимается Александр Хинштейн (ЕР. - "Известия") и Антон Беляков (СР. - "Известия"). Во время масштабных избирательных кампаний эта тема обостряется. Если вы узнали, что организуется митинг обманутых дольщиков, вы, когда придете, посмотрите: если там есть плакаты «Долой депутата Белякова», то, наверное, лучше на этом митинге не стоять. 

С удивлением на днях обнаружил в Википедии в статье про себя, что я первый зампред Госдумы, которому повредили руку ОМОН во время уличного столкновения. Это было в Астрахани. Говорить, что СР отказывается от публичных акций — это большое заблуждение. Но мы хорошо понимаем, что так называемое белоленточное движение — это неструктурированное эмоционально окрашенное недовольство граждан своей жизнью. Мне кажется, что в «Марше» 13 января на самом деле шли по улицам люди, которые были не столько озабочены судьбой сирот, сколько своей собственной жизнью.

— То есть вы отрицательно оцениваете шансы Координационного совета оппозиции на успех?

— Когда доходит информация о разработке КС комиссий и планов, для человека, который второе десятилетие занимается профессиональным партийным строительством это как новость о том, что любительское объединение по суккулентам и кактусам займется еще и пальмовыми растениями.

Вынужден прокомментировать и высказывания Гудкова о важности КС. Совет разрабатывают механизм праймериз. Мой коллега по бюро из региона, где СР победила ЕР, спросил у Гудкова, в каких ему праймериз участвовать — в партийных или КС оппозиции. Возникает конфликт интересов, мешающий партийной работе.

— В следующий день единого голосования «Справедливой России» придется сразиться со множеством зарегистрированных в Минюсте новичков. Она не потеряется на их фоне?

— На их фоне она не потеряется. Все парламентские партии, не только мы, окажутся в такой ситуации. Ведется дискуссия о том, как будет выглядеть избирательный бюллетень, уже демонстрировались его многометровые варианты. ЦИК поставила вопрос о целесообразности использования КОИБов. Уже возникают предложения проводить подсчет голосов целую неделю. Понятно, что всё это уменьшит шансы оппозиционных парламентских партий. Вся эта история с либерализацией регистрации партий и допуска к выборам всех зарегистрированных — из той же оперы. «Справедливая Россия» изначально выступала за либерализацию процедуры регистрации партий, но во всем цивилизованном мире партия перед выборами должна продемонстрировать определенный уровень дееспособности, иначе нас ждет такое безумство.

— Возможно ли хотя бы в далекой перспективе объединение всех российских левых партий в одну структуру? У Ильи Пономарева была такая идея.

— Когда эти предложения выдвигаются людьми, не знающими о состоянии политического пространства в России, на меня это не производит впечатления. Тот же Геннадий Гудков пару лет назад создал движение «Россия, вперед!» в поддержку президента Медведева. Попытка влиться в политический мейнстрим ничем не кончилась. Летом 2011 года, когда мы искали его место в партийном списке, он с тем же воодушевлением предложил объединить все политические силы. «Какие, Геннадий Владимирович?» — спросил я его. — «Левый фронт, коммунисты России». «А еще?» — спросил я. В ответ — тишина, и эта тишина продолжается с лета 2011 года. Вот и всё.


«Метания Миронова и Левичева лишают «Справедливую Россию» электората»

Геннадий Гудков в разговоре с «Известиями» представил иную точку зрения. По его словам, он хотел баллотироваться в Госдуму по подмосковному округу и не просил у руководства места в проходном списке. Также Гудков считает, что его выступления и позиция помогли партии поднять рейтинг.

 «Это не словсем так. У меня действительно был полупроходной округ. Такой же был у Олега Шеина в Астарахани, и он не прошел в Думу. Но я ничего не просил. Более того, Миронов и Левичев приняли все решения без консультаций со мной, они говорили с другими уважаемыми ими людьми. Вызвали меня и сказали: «Мы даем тебе центральный округ Москвы, там надо биться, давай работай».

Давайте говорить откровенно: «Справедливая Россия» случайно провела в Госдуму 64 депутата. Миронов и Левичев рассчитывали, что мандатов будет  45-48. За нас проголосовала значительная часть протестного электората, и далеко не последнюю роль в этом сыграло, во-первых, исключение Миронова из Совета Федерации, а, во-вторых, моя речь от 17 ноября (в этот день Гудков выступил в Госдуме с резкой критикой власти. – «Известия»). Навальный мне говорил, что она набрала более 3 млн просмотров в интернете.  

 По поводу объединения левых сил - если бы у Миронова и Левичева была последовательная позиция, то значительная часть левых сил пришла бы в «Справедливую Россию». Но метания лишают нас электората – люди не могут понять, мы кремлевская партия или мы действительно оппозиционная партия. И в итоге мы чужие среди своих и свои среди чужих».

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...