Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Кому-то хочется занять место Филина раньше окончания его контракта»

Экс-худрук балетной труппы Большого театра Юрий Бурлака — о причинах и версиях покушения на Сергея Филина
0
«Кому-то хочется занять место Филина раньше окончания его контракта»
Фото: ИТАР-ТАСС/Валерий Шарифулин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Юрий Бурлака был предшественником Сергея Филина на посту худрука Большого балета. «Известия» попросили известного хореографа и педагога прокомментировать криминальное происшествие с его коллегой.

— Какие аспекты деятельности художественного руководителя могли вызвать такую преступную реакцию? Борьба за роли?

— Театр — это сложная система с бурными эмоциями, место художественного руководителя очень сложное. В коллективе 240 человек, все они — профессионалы в большей или меньшей степени, с разными эмоциями и желаниями. Чтобы собрать их воедино, нужна определенная воля. В управлении коллективом всегда возникают неприятные для кого-то моменты. Но эта реакция просто чудовищная, и трудно сказать, с чем она связана. Для борьбы за роли это слишком жестоко. Все же роли — это роли, а это - человеческая жизнь.

— Не было ли покушение связано с финансовой деятельностью театра?  Художественный руководитель в какой-то степени к ней причастен?

— Насколько я знаю, нет. Он занимается художественной политикой и профессиональным ростом артистов. Он отвечает за картинку, которую на сцене увидят зрители.

— Могло бы это быть местью за увольнение, которое кто-либо из сотрудников посчитал несправедливым?

— Это, на мой взгляд, довольно мелкие вещи для таких серьезных действий. Все можно решать в нормальных творческих спорах, они всегда возникают у артистов с художественным руководителем. 

— Пресс-секретарь Большого театра высказал предположение, что преступление мог спровоцировать тот, кто хотел бы занять место Сергея Филина.

— Вероятно. Должность художественного руководителя не предполагает, как в советские времена, бесконечного сидения на одном месте. Есть контракт на определенное время. Насколько я знаю, у Сергея Юрьевича он подписан на пять лет с марта 2011 года. Естественна преемственность на этом посту. Вполне вероятно, что кому-то хочется занять это место раньше: еще остается существенная часть контракта. Чтобы заниматься вопросом, кто эти люди и имеют ли они отношение к театру или к жизни человека вне театра, существуют другие органы.

— Вы упомянули о жизни вне театра. Может ли за этим стоять семейная драма?

— В семье, насколько я мог видеть, все хорошо: замечательная дружная семья, замечательные дети. Сергей с его нынешней женой (артистка Большого балета Мария Прорвич. — «Известия») производят впечатление любящих супругов. Связывать эту историю с семьей я бы сейчас не стал.

— Вы на посту худрука сталкивались с угрозами или обидами артистов?

— Слава Богу, меня эта чаша миновала. Я активно общался с людьми, и если были какие-то недопонимания и недомолвки, они всегда решались в рамках моего кабинета. 

— Порноскандал, в результате которого был уволен с поста управляющего балетной труппы Геннадий Янин, и трагедия с Сергеем Филиным — это явления одного порядка? «Передел» театра?

— О «переделе» в ГАБТе я ничего не знаю, тем более что все это выборные должности: и Геннадия Янина, и худрука труппы. Это разные команды. Трудно связывать эти явления, я не стал бы этого делать.

— А недавний скандал с письмом к Владимиру Путину с просьбой назначить главой театра Николая Цискаридзе может быть связан с трагедией?

— Трудно сказать. Это главный театр страны, к нему повышенное внимание, и могут быть амбициозные люди, желающие «передела». Сейчас о театре пишут разное и не всегда приятное, в том числе наши уважаемые критики.

— «Известиям» Сергей Филин говорил об угрозах, поступавших до нападения. А с вами он не делился? Когда вы виделись последний раз?

— Я общался с ним в прошлом году, опасениями он не делился. Мы работали в текущем режиме, общались по поводу спектакля. Театр продолжал выпускать премьеры, Сергей Юрьевич с этим справлялся, никаких опасений, на мой взгляд, не было.

— Возможно ли, что это просто хулиганство: стояли двое с кислотой и некому было в лицо плеснуть?

— Это один из вариантов. Нездоровых людей, к сожалению, много. 

— Алексей Ратманский, ваш предшественник на посту в ГАБТе, считает, что «скандальные интервью сотрудников, перекупщики билетов, сумасшедшие фанаты, хакеры — это один снежный ком, который можно назвать кратко: разрушение театральной этики в Большом». Вы можете с этим согласиться?

— Творческая этика в театре при мне соблюдалась. Сказать, что наш театр — большой невоспитанный проходной двор, я не мог бы никогда в жизни. Наверное, наша страна в целом и отношения между людьми изменились, к сожалению, в худшую сторону. Делать это бедой только Большого театра я бы не стал, театр — отражение жизни России, наша страна в миниатюре. Там свои огромные традиции и такие же разные люди, как в остальном мире. 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...