Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Когда меня и моих товарищей в июле 2002 года на самолёте авиакомпании «Россия» в наручниках и под охраной 18 спецназовцев в полной боевой выкладке переместили по небу из Москвы на военный аэродром вблизи города Энгельс, стояла страшная жара.

Из Энгельса меня перевезли в саратовскую центральную тюрьму, в третий корпус. Жара была такая, что из окон вынули рамы.

В первую мою ночь в саратовском централе я не мог уснуть, поскольку страшно выли конвойные псы.

Утром от разводящего офицера на поверке мы узнали, что ночью скончался заключенный.

В то лето в третьем корпусе вследствие необычайной жары скончались двое.

Обстоятельства смерти юриста «Эрмитаж-Капитала» Сергея Магнитского мы знаем из СМИ, чрезвычайно подозрительные, правда в таких случаях часто никогда не бывает найдена, но вообще-то тюрьма — это место, где смерть бродит чаще, чем вне тюрьмы. Магнитский умер от смерти.

А дальше стало жить «дело Магнитского» и живёт до сих пор, и есть уже «список Магнитского», проголосованный американскими республиканцами, чтобы усложнить жизнь американским демократам во главе с президентом Обамой.

Ещё весной, я помню, всё летали в Соединённые Штаты Борис Немцов и Гарри Каспаров и усиленно лоббировали американских законодателей, убеждая их принять запретительный «список Магнитского» взамен поправки Джексона–Вэника. Лоббистская деятельность Немцова и Каспарова увенчалась успехом. Согласно списку Магнитского, несколько десятков второстепенных чиновников из российской системы исполнения наказаний и судейского и прокурорского аппарата не смогут отныне появиться на территории Соединённых Штатов.

Интересно, что далее лоббисты исчезают из конфликта и никто им не предъявляет претензий.

Начинается война на почве морали.

Вообще говоря, российским чиновникам системы исполнения наказаний, так же как и судьям и прокурорам, нечего делать на земле Соединённых Штатов. В командировку для обмена опытом, если таковая ситуация случится, за них сможет слетать любой другой судья или прокурор, у нас их много. Соединённые Штаты, а я прожил там чуть менее шести лет, — страна вообще-то скучная и монотонная, за исключением Эмпайр стейт билдинг, Большого каньона и Ниагарского водопада, там нет ничего выразительного. За красотами архитектуры и культуры лучше вылетать в Европу. Американская цивилизация так же скучна, какой была в своё время советская.

Но обе стороны как начали в одном задиристом тоне, так и продолжают.

Задиристых лоббистов Немцова и Каспарова, преуспевших в стремлении досадить российскому режиму, поддержали задиристые американские республиканцы, желающие досадить своему режиму. Преуспели.

Но в этот момент в дело вступают столь же задиристые российские депутаты Государственной думы. Они принимают «антимагнитский» закон, содержащий ряд запретительных мер, усложняющих жизнь американских организаций в России, и привешивают к этим мерам разрывной такой снаряд: запрещение на усыновление российских детей американцами.

Несколько минут, видимо, и не более, продолжалось гробовое молчание и некий шок российской либеральной общественности. А затем начался страшной силы шторм, буря, истерика природы и людей.

Неусыновлённые дети немедленно все превратились в сирот-инвалидов, хотя инвалиды представляют в действительности считанные проценты от общего количества усыновляемых американцами детей. Так, за последние семь лет в Соединённые Штаты уехали 14,5 тыс. российских детей, из них только 444 числились больными и инвалидами, то есть около 3%. Я намеренно написал «числились», потому что бывали случаи, когда детей определяли в категорию инвалидов, но переехав границу, они инвалидами быть переставали.

Стенка на стенку, гора на гору, их нетерпимость на нашу нетерпимость. Крики, лязганье интернетовских мечей, запальчивые взрывы негодований... Дипломаты с обеих сторон, и российской и американской, в ужасе закрыли лица руками.

Когда я написал в своём ЖЖ, что быстрыми темпами вымирающая Россия не имеет морального права отдавать своих детей в другие страны, на мой пост последовали 1,5 тыс. комментариев, в которых меня обозвали «людоедом», и это было не самое ругательное слово, употреблённое по отношению ко мне. Хотя на самом деле я высказал вполне справедливую точку зрения.

Более того, я высказал точку зрения, что американцы, усыновляя российских детей, чуть-чуть кривят душой, ну как бы подкривливают. Например, плохо известен тот факт, что усыновивший иностранного ребёнка американский гражданин получает так называемый taxe credit в размере свыше $13 тыс., то есть его доход увеличивается на $13 тыс. Ещё одна тёмная сторона американских усыновлений вот какая: у самих Соединённых Штатов полно детей-сирот, называются разительные цифры — около 600 тыс. по состоянию на 2009 год.

На меня можно наброситься, как раз момент, и ещё раз назвать людоедом, да ещё и людоед этот выступает с гнусными намёками в адрес американского среднего класса...

Можно наброситься, но действительность всё равно будет корчить свои неполиткорректные гримасы.

Ещё один аспект вокруг «списка Магнитского» и «антимагнитского» закона. Только что потерпевшие поражение в своей попытке сбросить режим российские либералы продолжают борьбу вот таким вот способом — ввязываются в моральные сражения с режимом.

Для либералов «антимагнитский» закон уже тем плох, что его приняла власть. Воинственный либерал у нас убеждён, что всё исходящее от власти следует осудить, высмеять, раздавить и не принять.

Я же считаю, что вывоз российских детей в чужие страны должен быть полностью запрещён. Это будет мудрое государственное общепонятное соломоново решение.

Может быть, стоит ввести у нас налог в пользу детей-сирот. Прогрессирующий налог, когда богатые раскошелятся больше, чем бедные.

Тем временем 13 января состоится первое за последние два десятка лет откровенно проамериканское шествие в Москве. От Пушкинской площади по бульварам до проспекта Сахарова. В социальных сетях некоторые горячие либеральные головы всерьёз рассуждают о целесообразности выйти с американскими флагами!!!

Комментарии
Прямой эфир