Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

О «стоне по всей Руси Великой»

Заместитель научного руководителя ВШЭ Лев Любимов — о том, надо ли продолжать реформу высшего образования
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Послание В.В. Путина Федеральному собранию нанизано на каркас проблем, связанных с духовностью, нравственностью. Причем речь идет не только об образовании, а едва ли не обо всем. Стагнация малого и среднего бизнеса — из тьмы этих проблем, ибо его развитию мешают, его кошмарят, его отнимают и отправляют в «зону» люди, чья нравственность обнулена и кому общество почему-то дозволило делать все. У нас тлеет во многих местах сепаратизм — и это тоже дитя провала в воспитании в новых поколениях чувства национальной (российской) идентичности. Руководители организаций «рисуют» себе зарплату в 20 раз большую, чем у ее работников — из этой же тьмы.

Отсюда и акцент в послании на делах нашего образования-воспитания и удвоенный акцент на гуманитарном образовании — литература, язык, история... А оно само завидным здоровьем не отличается. Пассаж в послании о том, что «по всей Руси Великой» всякий раз стон начинается, когда что-то надо в какой-то отрасли менять, — это в том числе камень в адрес образовательной среды. Наше общество уже много лет пребывает в тревогах от снижающегося качества высшего (и не только) образования. Но стоило только Минобрнауки взяться за эту проблему и провести мониторинг вузов, как стон возник в пользу выявленных худших вузов с установкой «нельзя трогать» (пусть остается все как было).

Это оказался мощный такой стон. Огромная часть образовательного сообщества перемен не хочет, ибо, во-первых, боится их, во-вторых, догадывается, что она среди «неэффективных» не оказалась случайно. То есть ее (этой огромной части сообщества) знание о самой себе говорит ей, что и она такая же, как эти 140 неэффективных вузов и почти 500 филиалов. И тогда она — следующая в очереди за «неэффективным билетом».

«Стон по всей Руси великой» — это, вообще, состояние значительной части нашего общества, которая перемен не хочет. Она хочет якобы стабильности и, используя это многозначное слово, ставит себя рядом с президентом России, который об императивности стабильности говорит постоянно. Но президент имеет в виду стабильность политическую как антитезу нашему полухаосу в минувшие 1990-е. А «стонущие» хотят просто жить лениво, не утруждая себя трудовым качеством (количеством тоже), не подвергая себя ответственности, сохраняя свой доступ к супер- и гипермаркетам, пляжам египетского и турецкого морей (этого доступа они ведь ждали 70 лет), то есть стабильно продолжать этот непыльный образ жизни. При этом, естественно, все время требуя помощи от государства. И при этом, привыкнув к тому, что власть должна будет считаться с их упованием на этот «стабильный» образ жизни, как уже она угодливо согласилась на отмену слияния двух вузов в Тамбове. А согласилась она потому, что кого-то из «неэффективных» не спросили — не хотят ли, дескать, они слиться?

Но замечание президента о «стоне по всей Руси» — это форма деликатного предупреждения о том, что назревшие изменения точно будут проводиться, хотя бы даже вся блогосфера в целом раскалилась от огнедышащего яда недовольных этими изменениями.

Континуум провала всех уровней нашего образования всегда охранялся угрозой этого «стона по всей Руси Великой». Именно он мешал введению ЕГЭ, сохранению строгости КИМов, введению «автономки», высокой планки новых школьных стандартов. И он будет мешать любым позитивным изменениям в образовательной сфере, да и в любых других сферах тоже. Поэтому важнейшей чертой начавшегося в истекающем году нового 6-летнего президентства В.В. Путина должна была бы стать смелость в неотвратимом осуществлении назревших и перезревших изменений и такая же смелость в игнорировании тех, кто «стонет по всей Руси Великой», хотя бы их и было очень много.

Впервые в послании появилось обращение президента к СМИ именно по поводу идущих и грядущих изменений. Эта отрасль, обсуждая всех и вся, серьезной саморефлексией не отмечена. Вот и по поводу мониторинга вузов сразу началась истерика с опорой на  авторов, которые не отличаются профессионализмом в весьма сложных проблемах организации высшего профессионального образования. В западной университетской системе массовизация, коммерциализация, опасный отход от академических стандартов, ширящееся применение менеджералистских технологий, требования мобильности и т.д. накапливались долгими десятилетиями. И в течение этих же десятилетий спокойно решались, все чаще согласуя решения на уровне либо Европы (ЕС), либо ОЭСР (совокупности всех развитых стран). Сегодня к этим решениям подключился и Восток.

У нас же по 1991 году все случилось обвалом. Но если экономика в считанные годы сумела резко поднять долю сектора услуг, сектора логистики массовой потребительской и иной продукции, выйти на массовый экспорт ряда важнейших отраслей, с вузами дело обстояло иначе. Как бы забыв о подготовке профессионалов для реального сектора, для отраслей, которые должны производить интеллектуальную продукцию, они взялись за то, чего не умели (экономика, психология, право, политология и т.д.), и, как следствие, превратили эту неумелость в массовую имитацию высшего образования в сочетании с агрессивной реакцией на любые попытки этот способ вузовской «модернизации» остановить.

Думается, что послание дало ясный сигнал и в отношении неизбежности изменений, и в отношении того, что инициируемый массой «неэффективных» работников «стон по всей Руси Великой» во внимание приниматься не будет. 

Автор — заместитель научного руководителя Высшей школы экономики.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир