Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Раги в исполнении Шанкара слушаю много лет почти ежедневно»

Борис Гребенщиков — о почившем индийском музыканте
0
«Раги в исполнении Шанкара слушаю много лет почти ежедневно»
Фото: REUTERS/Jayanta Shaw/Files
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На 93-м году жизни скончался великий индийский ситарист Рави Шанкар, чья музыка и философия продвинули мировое искусство. Лидер группы «Аквариум» Борис Гребенщиков поделился с корреспондентом «Известий» размышлениями о музыканте.

— Если человек прожил 92 года, его музыкальная карьера вошла в Книгу рекордов Гиннесса как «самая продолжительная в мире», а сам он еще и индуист, как относиться к его смерти?

— Шанкар прожил великолепную, наполненную музыкой и счастьем состоявшегося
творчества жизнь. Его смерть — повод еще раз порадоваться этой жизни. Я открыл для себя музыку Рави Шанкара благодаря Джорджу Харрисону в конце 1960-х, и с тех пор она постоянно сопровождает меня.

— Постбитловский Харрисон был бы другим, не появись в его жизни Шанкар, и сколь полезной, на твой взгляд, была для Джорджа дружба с Рави?

 — Рави был для Джорджа как отец, учитель и старший брат одновременно. Их
отношения — очень ценная часть жизни Харрисона. Индия и ее культура, которую Джордж открыл для себя с помощью Рави, сильно повлияли на его музыку (как в Beatles, так и после) и сделали его полностью состоявшимся человеком.

— Можно ли найти какие-то параллели в отношениях Харрисон–Шанкар и Гребенщиков–Чинмой? 

— К сожалению, я очень мало успел лично пообщаться со Шри Чинмоем, в то
время как Джордж дружил с Рави несколько десятков лет.

— Что все-таки больше повлияло на популяризацию индийской аутентичной музыки: деятельность и многочисленные альбомы Шанкара или опыты Джона Махавишну Маклафлина?

— Конечно, творчество и неустанная работа Рави Шанкара. Он практически в
одиночку сделал индийскую музыку, а значит, и индийский дух достоянием
всего мира. Маклафлин заинтересовался этой музыкой несколько позже, и, будучи американцем, все-таки знал ее значительно меньше, чем Рави.

— Уход Шанкара послужит для тебя поводом переслушать какие-то из его записей и повысит ли волну интереса к творчеству его известных дочерей — Норы Джонс и Анушки Шанкар?

— Я и без того слушаю раги в исполнении Шанкара почти каждый день уже много
лет. Тело может умереть, но душа его осталась в его музыке. А творчество его дочерей мне известно мало.

Справка «Известий»

Рави (Робиндра) Шанкар, младший сын в семье бенгальских брахманов, родился в городе Варанаси. В начале 1950-х стал выезжать с гастролями за пределы страны, побывал в США и Японии, посетил СССР. В 1965 году в Лондоне произошло его знакомство с тремя участниками самой популярной тогда британской группы The Beatles. «Они стали моими учениками, а я превратился в гуру Beatles», — писал позднее не без самоиронии Шанкар. 

В 1970-е Рави Шанкар много гастролировал по всему миру, сочинял музыку — как прикладную, так и симфоническую. Фактически он продолжал выступать связующим мостом между двумя культурными мирами; то, что в 1985-м он стал автором саундтрека к биографическому фильму сэра Ричарда Аттенборо «Ганди» (принесшим Шанкару еще одну премию «Грэмми»), стало еще одной ступенькой в этом мосте. Он записывался с композитором-минималистом Филиппом Глассом, его музыкой дирижировал знаменитый Зубин Мета. В 1990-м Шанкар выступал в Москве с новым кросс-культурным сочинением Tana Mana, в исполнении которого принимали участие российские музыканты.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...