Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Дом Мельникова станет музеем или развалиной

Судебные тяжбы собственников не дают спасти уникальное здание в Москве
0
Дом Мельникова станет музеем или развалиной
Фото: Сергей Каптилкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На общественной дискуссии «Дом Мельникова. Сценарии судьбы», в рамках XX международного фестиваля «Зодчество-2012», эксперты рассчитывали сдвинуть с мертвой точки дело о превращении шедевра архитектуры русского авангарда в федеральный музей. На словах все гладко, однако памятник пока в опасности.

Во время дискуссии директор Государственного музея архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина объявила благотворительный конкурс-консультацию на создание концепции государственного музея в Доме Мельникова. Конкурс объявили с уверенностью, что музей будет создан до того, как любая концепция устареет.

Половина здания — в федеральной собственности и передана в оперативное управление Музею архитектуры, однако его сотрудники, как рассказала «Известиям» директор музея Ирина Коробьина, не имеют доступа внутрь. Данных свежих экспертиз о состоянии дома нет. Последняя неудачная, по мнению Ирины Коробьиной, реконструкция проводилась в 1998 году, а кроме того, неподалеку от шедевра происходят активные строительные процессы и связанные с этим разрушения.

— Памятник с каждым днем не становится крепче, мы озабочены тем, что он может пропасть, — сказала Ирина Коробьина. — Ситуация в тупике. Мы хотим общими усилиями найти выход. Он есть: составлено мировое соглашение, одобренное и Росимуществом, и Минэкономразвития, и Министерством культуры. По этому соглашению Елена Викторовна Мельникова, внучка архитектора, передает числящуюся за ней половину дома в собственность Российской Федерации. Тогда 100% будут у государства при условии, что начнется научная реставрация и затем откроется музей.

Все стороны согласны, кроме старшей сестры Елены Мельниковой — Екатерины Каринской. Ее подпись на мировом соглашении — необходимая ступень к созданию музея. Пока она оспаривает право Елены Мельниковой на «частную» половину дома через суд.

— Минкультуры уже не раз выражало готовность открыть финансирование на спасение памятника. Но, по утверждению юристов, пока государство не будет собственником всего дома целиком, расходование бюджетных средств на него невозможно — оно будет расцениваться как нецелевое, — рассказала Ирина Коробьина.

Внучка архитектора Екатерина Каринская сказала «Известиям», что у дома Мельникова действительно много проблем, но «правовые вопросы за круглым столом и с прессой не решаются». По ее мнению, задача таких дискуссий — надавить на суд.

— Суд признал недействительным договор дарения отцом половины дома моей младшей сестре Елене Мельниковой, так как она получила его обманным путем, — сказала Каринская «Известиям». — Семь лет любыми путями пытаются отменить это решение, хотя оно вступило в силу. Все эти слушания — попытка повлиять на суд других инстанций — кассацию, надзор и т.д.

В 1974 году, после смерти архитектора Константина Мельникова, его построенный в 1929 году оригинальный дом был разделен между наследниками — сыном Виктором и дочерью Людмилой. Половина была приобретена у наследников Людмилы Мельниковой фондом «Русский авангард» и передана Российской Федерации для создания музея.

Другая половина здания находится в процессе наследственного дела: 1/8 всего Дома может перейти в собственность Елены Мельниковой (внучки архитектора), 1/8 — в собственность Екатерины Каринской (другой внучки), 1/4 — в собственность Российского государства (при обязательстве создать музей отца и сына Мельниковых).

— Это будет убийственно для памятника, — сказала Ирина Коробьина «Известиям».

Суды тянутся долго, а 1/8 частная доля станет препятствием для госфинансирования.

Сейчас внучка Константина Мельникова пенсионерка Екатерина Каринская живет в доме Мельникова со своей семьей (у нее трое детей) и отвечает за его сохранность. На дискуссии она сообщила, что готова подписать мировое соглашение, если его также подпишет ее сестра Елена, чтобы государству были переданы их части дома, а также движимое имущество, находящееся в доме, в частности, коллекция картин ее отца Виктора Мельникова.

Ранее она выставляла условия, чтобы будущий музей был посвящен не только ее деду-архитектору, но и отцу-художнику, экскурсионная работа была бы выведена за пределы здания, в нем продолжала бы жить на правах хранителя ее семья, а группы посетителей были бы малыми (около трех групп в день по пять человек). Все это осложнено запретом на строительство в охранной зоне памятника: появление выставочного зала или административных помещений рядом невозможно.

Комментарии
Прямой эфир