Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
В России следователи смогут приостанавливать финансовые операции без решения суда
Мир
Начальник разведки ЦАХАЛ подал в отставку в связи с ошибкой ведомства 7 октября
Общество
Российская волейболистка Михайлина умерла в возрасте 21 года
Мир
Захарова назвала провокацией готовность Польши разместить ядерное оружие США
Мир
Лавров заявил о почти полной дедолларизации экономических связей РФ и Китая
Армия
ВС РФ полностью взяли под контроль Новомихайловку в ДНР
Мир
В Германии арестовали трех немцев за шпионаж в пользу Китая
Мир
El Pais указала на нулевую пользу для ВСУ от танков Leopard на фронте
Общество
Прокурор запросил семь лет строгого режима для директора по коммуникациям Meta
Политика
Алиев прибыл в Москву с рабочим визитом
Армия
В ДНР объяснили важность освобождения российскими силами Новомихайловки
Общество
Суд в Москве арестовал обвиняемого в убийстве байкера
Общество
Тверская прокуратура подала иск о признании геноцидом действий нацистов в годы ВОВ
Общество
Два самолета Utair чуть не столкнулись на посадочной полосе во Внуково
Общество
Бастрыкин поручил разобраться в ситуации с избиением Героя России в Подмосковье
Общество
В РФ операторов связи могут обязать предоставлять информацию МВД без решения суда

Не все премированные романы мы рекомендуем в фонды библиотек

Мария Веденяпина — о доверии букеровскому жюри, отметке «16+» и социальных романах
0
Не все премированные романы мы рекомендуем в фонды библиотек
фото: taglib.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Накануне объявления лауреата премии «Русский Букер» с обозревателем «Известий» поговорила член жюри премии, председатель Фонда «Пушкинская библиотека», директор РГДБ Мария Веденяпина.

— Старалось ли жюри представить объективную картину современной словесности 2010—2011 годов?

— Любой выбор всегда субъективен. У каждого человека свои представления о качестве. Но у нас не было горячих споров, сопротивления друг другу. Этот список выработан в тесном взаимодействии и согласии.

— В короткий список не попали социальные романы Захара Прилепина, Александра Иличевского, Эдуарда Лимонова. Но нашлось место для Александра Терехова и Марины Ахмедовой. У вас была какая-то квота на социальный роман, который сейчас можно назвать одной из важнейшей разновидностью жанра?

— Могу сказать честно — у нас не было задач, чтобы по какому-то критерию кто-то вошел в короткий список. Все члены жюри высказывают собственное мнение, составляется рейтинг. По решению каждого и формируется короткий список. Не было задачи представить социальные романы, или семейные саги, или политические вещи. Мы от этого свободны.

—То, что в финале 3 писателя и 3 писательницы, — для симметрии?

— Я не придерживаюсь гендерных принципов при определении качества литературных произведений. Очень хорошо, что в этом году получилось так. Но на самом деле, Букер не демонстрирует какие-либо «гендерные пристрастия», среди победителей разных лет было несколько женщин.

Каждая из тех дам, что попали в короткий список, они по-своему уникальны, абсолютно профессиональны. Я могу каждую из них порекомендовать в фонд любой библиотеки, и всем своим друзьям и близким.

— Роман Андрея Дмитриева возьмете в фонд Российской детской государственной библиотеки? Это подростковая литература?

— Нет, это взрослый роман. Но мы обслуживаем и взрослых читателей. Но в жюри Букера я больше представляю не Детскую библиотеку, а фонд «Пушкинская библиотека», где я председательствую. Директором РГДБ меня назначили позже.

Я ведь не профессиональный литератор, всю свою жизнь работаю с библиотеками. Поэтому мое восприятие всей проходящей через Букера литературы — формирование рекомендательного списка для библиотек. В этом году я могу подписаться практически под всеми произведениями, которые вошли в короткий список.

— Библиотекари доверяют литературным премиям?

— Не все романы, отмеченные литературными премиями, мы рекомендуем фондам библиотек. Особенно сейчас, когда начал действовать пресловутый закон 436-ФЗ. Практически все романы должны быть маркированы «16+». «Пушкинская библиотека» работает практически на все региональные библиотеки. Литературная премия для нас — определенный знак. Но бывают и исключения, когда мы стараемся уйти от рекомендаций

— Наверное, в случае с романом «Цветочный крест»?

— Да.

— И «Библиотекарь» Михаила Елизарова, получивший Букера в 2008 году?

— Вы знаете, как раз Елизарова библиотеки очень хорошо покупают. Они отталкиваются и от потребностей читателя. 

Комментарии
Прямой эфир