Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В «Табакерке» рассказали о муках семейного счастья

Герои Ирины Пеговой и Сергея Угрюмова так и не сошлись характерами
0
В «Табакерке» рассказали о муках семейного счастья
Фото предоставлено пресс-службой Московского театра под руководством Олега Табакова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Премьера «Жены» по рассказу Чехова в подвале на Чаплыгина стала еще одним доказательством того, что Олег Павлович Табаков в кадровой политике никогда не ошибается. Его новый выбор, режиссер Михаил Станкевич, на курсе в РАТИ, руководимом Сергеем Женовачем, считался одним из самых перспективных. После толстовского «Дьявола», осуществленного в «Табакерке» в прошлом сезоне, Михаил был принят в штат этого театра. 

Разговор, затеянный в спектакле, нелицеприятен. Речь идет об эгоизме, о причинах и следствиях нездорового самоутверждения, о его медленном и верном разъедающем действии. У своего мастера Михаил Станкевич блестяще научился режиссерскому методу, состоящему в полном погружении в произведение и кропотливой работе с актерами. И интерес к неровностям людского бытия перенял тоже.

Несколько лет назад Женовач поставил в своей «Студии театрального искусства» чеховский рассказ «Три года», приковав внимание к невыносимости «семейного счастья». Спектакль тот был грустен, тих и мудр. «Жена» в интерпретации его ученика продолжает тему с максималистской жесткостью, в молодом возрасте вполне простительной.

Главную беду супругов Асориных, живущих на разных этажах барского деревенского дома, режиссер видит в непримиримом несходстве характеров. Инженер Асорин (Сергей Угрюмов), сосредоточенный, погруженный в себя и свои труды по истории железных дорог, — человек правил. Его жена Наталья Гавриловна (Ирина Пегова) — жизнелюбивая хохотушка, словно создана, чтобы нарушать все правила на свете. Они не только не понимают, но даже не стараются понять друг друга. 

В сущности слез и брани могло и не быть, если бы Павел Андреевич Асорин не обращал внимания на музыкальные выступления Натальи Гавриловны в честь гостей. Ирина Пегова устраивает в спектакле концерт настоящий — страстно поет и танцует фламенко и даже играет на скрипке. В размеренный уклад властно вторгаются сторонние обстоятельства. Крестьяне окружающих деревень бедствуют и вымирают. Супруги Асорины включаются в сбор средств в пользу голодающих. Жена — из побуждений самых лучших и искренних, суровый муж — для утехи собственного тщеславия. Вот тут-то и разгорается дикий припадок ревности.

Он мог простить ей поклонников и неуемное веселье, но только не успех в общественных делах, в которых сам потерпел фиаско. Вникая в счета, бумаги и доверительные письма, Асорин бьется чуть ли не в лихорадке. Актеры с пугающим натурализмом разыгрывают все стадии семейного скандала. Причем героиня Пеговой — своеобразный индикатор асоринского бездушия. Сильный обличитель и в то же время загнанная жертва. И счастье, и слезы своего персонажа Ирина Пегова принимает близко к сердцу, разбирая по косточкам всю анатомию семейного несчастья.

На сцене холодно и страшно. Все время идет снег. Пространство загромождено деталями рельс и мостов — художник Алексей Вотяков несколько перестарался, увлекшись железнодорожными фантазиями главного героя. Тяжеловесная платформа, разъезжающая взад-вперед, грозит раздавить всех, кто неосторожно попадется на пути. В нервной атмосфере рассудительность и равновесие сохраняет только друг семьи, старик Брагин. И внутреннее просветление, с каким его играет Борис Плотников, еще сильнее оттеняет мучительную смуту двух людей, не вынесших испытания семейным сосуществованием.

Комментарии
Прямой эфир