Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Граф Орлов попал в «мюзикальную» историю

В новых московских мюзиклах фигурируют сказочные и исторические персонажи
0
Граф Орлов попал в «мюзикальную» историю
Фото: РИА НОВОСТИ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве прошли премьеры мюзиклов — «Граф Орлов» в театре «Московская оперетта» и «Русалочка» в новом театре «Россия». Обе постановки — не кальки и не адаптации уже существующих спектаклей. Первый — стопроцентное детище российских авторов, второй — результат труда американских товарищей, сделавших сначала знаменитый анимационный фильм, затем бродвейскую версию и, наконец, спектакль, который первыми в мире увидели москвичи.

Екатерина Великая на «елке» в Лужниках

В «Графе Орлове» мэтр отечественной драматургии Юлий Ким трактует популярный сюжет о царственном любовно-политическом треугольнике в составе: Екатерина Великая, Граф Орлов и княжна Тараканова, выдающая себя за внучку Петра Елизавету. Роскошные костюмы с эротичными кринолинами и низкими декольте, а также русская клюква типа куполов, колоколов и широкой масленицы несомненно привлекут тех, кто всей душой ратует за национальный русский мюзикл.

«Московская оперетта», освоившая французскую модель («Нотр Дам де Пари» и «Ромео и Джульетта»), уверенно продолжает идти по выбранному пути. Композитор Роман Игнатьев (автор предыдущего мюзикла театра Оперетты «Монте Кристо»), использует в новом спектакле схему «Ромео и Джульетты», положив ее на собственную музыку, увы, далеко не столь яркую и индивидуальную как у Жерара Пресгурвика. 

Зато клише строго соблюдено: статичная номерная структура, минимум разговорной речи, преобладание двух и четырехдольных размеров, минусовая фонограмма, звучащая так, будто бы ее записывали при помощи синтезаторных сэмплеров, а не оркестровых инструментов. Плюс навязчивое использование в качестве аккомпанемента барабанной дроби (тоже звучащей, как сэмплер), стилистика поп-рока с элементами мелодики французского шансона, разделение массовки на танцевальную и вокальную группы.

Саунд спектакля с сожалением можно квалифицировать как «елка в Лужниках»: отсутствие акустических звучаний, форсированный звук с максимальным децибельным значением. Вследствие этого вокал актеров предельно обезличен — нет нюансов, живых интонаций, доверительности, лиричности, которые отличают мюзикл от, скажем, рока или стадионной попсы.

Если бы звукорежиссеры записали плюсовую фонограмму и заменили ею «живое исполнение», разницы в саунде никто бы не обнаружил. В этом агрессивном звуковом фронте теряется работа Теоны Дольниковой (Елизавета). Актриса с прекрасным голосом и актерским талантом существует в заданной динамической плоскости слишком плоско и невыигрышно для своих возможностей.

В большей степени стилистике спектакля адекватна Лика Рулла: Екатерина в ее исполнении скорее груба, чем величественна, и уж слишком серьезна. Спектаклю вообще не хватает иронии. Понятно, что это — мелодрама, но все-таки мюзикл тоже — от него волей-неволей ждешь хотя бы толику юмора.

Лишь одному актеру нипочем ни децибелы, ни схематичность, ни музыкальное однообразие — это Игорь Балалаев, которому досталась второстепенная роль Доманского, верного рыцаря Елизаветы. Конечно, его харизма не имеет ничего общего с брутальностью Рагулина, однако почему-то именно его хочется видеть графом Орловым — персонажем, способным как искренне страдать, так и прекрасно петь.

Все, что касается визуальной стороны спектакля, здесь сделано по высшему классу: роскошные костюмы с использованием небанальной цветовой гаммы и разнообразной текстуры тканей, занятная вращающаяся декорация на основе идеи башни Татлина с обильным внедрением модной видеопроекции и гигантских самоцветов в индийском вкусе, свет, подходящий в большей степени эстрадному ревю, а не театральному действию. Впрочем, это и есть ревю со сквозным сюжетом, эффектными визуальными и постановочными решениями, танцами а ля рюс и серией вполне законченных номеров. Только вот уж очень похожих друг на друга.

«Россия» поплыла

Популярный анимационный фильм «Русалочка» принципиально отличается от грустной сказки Андерсена. И рыжеволосая Ариэль производства Disnеy, растиражированная в виде хорошо продаваемых кукол, вовсе не похожа на андерсеновскую героиню, принесшую себя в жертву во имя любви. Но все же дух великого сказочника присутствует в этом мюзикле с счастливым концом. Мюзикл тоже про любовь, что делает его привлекательным не только для детей, но и для их родителей, поколение которых было влюблено в диснеевский мультик 1989 года. И в первую очередь это происходит благодаря прекрасной музыке Алана Менкена. Восьмикратный обладатель «Оскара» (в том числе и за музыку к «Русалочке») приехал на премьеру и не был разочарован.

Постановщики придумали для спектакля технологическое решение, невиданное прежде в российском театре. Подводный мир выглядит фантастически прекрасно — коралловые рифы, ощущение глубины, лучи света, пробивающиеся сквозь толщу воды. Населен он обитателями, которые в нем... плавают. Именно плавают, а не ходят, не прыгают и даже не ездят на роликовых коньках, как это было сделано в бродвейской версии мюзикла.

Аплодировать за это надо, конечно, всей команде. В том числе и актерам, потратившим немало времени на тренинги по правильному движению хвостом. Но главная роль в создании «картинки» принадлежит, конечно, выдающемуся театральному художнику Бобу Кроули, осуществившему десятки постановок на Бродвее, в том числе научившему Тарзана прыгать по лианам, а Мери Поппинс — летать по небу.

Музыкальная сторона спектакля адекватна технологической. Оркестр под управлением Мариам Барской живет в согласии с динамическим уровнем вокала, а грамотно выстроенный звуковой дизайн создает приятное ощущение сбалансированности микрофонного и акустического звучания.

Голоса актеров живые, настоящие, не фанерные. Каждый персонаж наделен ярчайшей характерностью. Особенно колоритны шеф-повар-француз (Александр Суханов), наводящий ужас на Ариэль приготовлением сифуда, и представитель этого самого сифуда, верный друг Ариэль, краб Себастьян (Дмитрий Ермак), злая волшебница Урсула, предстающая в образе спрута (движение ее огромных щупальцев обеспечивают несколько помощников) в великолепном исполнении Мананы Гогитидзе и парящая над сценой эксцентричная чайка Скаттл (Алексей Бобров).

Автор русского текста Алексей Иващенко придумал для Скаттла весьма оригинальную лексику со смешными неологизмами. Практически о каждом актере и о каждом персонаже, даже самом эпизодическом, есть что сказать. Ну а пара главных героев — принц Эрик (Евгений Зайцев) и Ариэль (Наталия Быстрова) — настолько же обаятельны и хороши собой, насколько веселы и самоироничны.

Руководители «Стейдж Энтертейнмент», выпустившие «Русалочку» на сцене нового театра «Россия» (бывший кинотеатр «Пушкинский»), амбициозно назвали его «центром московского Бродвея». Звучит преувеличением — на Бродвее ежедневно идут пять десятков мюзиклов, однако начало нашей «мюзикальной» истории положено.

Комментарии
Прямой эфир