Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Марсоход Curiosity находит лишь капли в бывшем море

Максимальное содержание воды, которое зафиксировал в почве планеты российский нейтронный сканер DAN, — всего 2%
0
Марсоход Curiosity находит лишь капли в бывшем море
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский прибор DAN (Dynamic Albedo of Neutrons, динамическое альбедо нейтронов) марсохода Curiosity передает на Землю малообнадеживающие сведения. В почве планеты в районе места посадки удается зафиксировать лишь незначительное содержание воды, всего 1,5–2%. При этом Curiosity проехал по Марсу уже несколько сотен метров, а DAN работает в активном режиме ежедневно по 15 минут, сообщили известиям в Институте космических исследований РАН.

— Всё время включаем прибор, каждый день приходят новые данные. У нас получается содержание воды 1,5–2%. Я думаю, что такие показатели связаны с районом. Когда выбирали его, то ориентировались главным образом на пригодность для посадки, — рассказал «Известиям» один из разработчиков DAN, заведующий лабораторией Института космических исследований РАН Игорь Митрофанов.

На какой именно глубине залегают вещества с указанным содержанием воды, пока тоже непонятно.

— Мы не можем точно сказать, на какой глубине залегает вода. Кажется, по-разному залегает. Мы видим в нейтронном излучении, что средняя величина не меняется, но по профилю излучения мы начинаем видеть, что возможно разное распределение водорода по глубине. Это, скорее всего, значит, что там минералы, слои разного состава и они по-разному лежат под поверхностью, — объясняет собеседник «Известий».

Строго говоря, DAN ищет даже не воду, которая могла бы иметь следы жизни, а водород, который мог бы свидетельствовать о наличии воды.

— Прибор, по сути, ищет водород. Одни ученые предполагают, что раз есть водород, то может быть вода — H2О, а другие говорят, что это может быть перекись водорода — Н2О2. И кроме того, это может быть связанная вода, которая была в кристаллических минералах, — отмечает руководитель лаборатории криологии почв Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН Елизавета Ривкина.

Российские ученые уже критиковали руководство миссии за решение сажать марсоход там, где шансы найти жизнь или ее следы минимальны. В кратере Гейла, где сел Curiosity, агрессивная окружающая среда (в частности, высокая радиация) не оставляет органическим соединениям шансов на выживание. В статье для журнала Американского геофизического союза Geophysical Research Letters Анатолий Павлов, старший научный сотрудник лаборатории масс-спектрометрии Физико-технического института имени Иоффе, указывал, что следы жизни нужно было искать в молодых кратерах Красной планеты, где солнечные лучи еще не успели разрушить органические молекулы.

Однако сотрудники ИКИ РАН надеются найти больше воды даже в кратере Гейла, а следовательно, увеличить вероятность обнаружить органические соединения.

— Я думаю, что дальше ситуация будет меняться — скорее всего, на границе кратера могут быть отложения минералов с высоким содержанием воды. Там в центре есть возвышенность — она хорошо видна на карте, — я думаю, там содержание воды должно повыситься, — надеется Митрофанов.

Если эта надежда не оправдается, ученым придется довольствоваться измерениями и анализом того, что есть: минералов с минимальным содержанием воды. Доехать до ледяной шапки, где воды гарантированно много, Curiosity не сможет — ресурсов ему хватит только на 5–20 км. Искать воду на глубине тоже не выйдет — пробурить почву он сможет не более чем на 5 см.

— Даже если удастся найти большие концентрации воды, эти данные для фундаментальной науки интереса представлять не будут, — говорит Никита Демидов, сотрудник Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН. — Это химически связанная вода, как сульфиды или хлориды на Земле, и ничего в ней интересного не будет.

Комментарии
Прямой эфир