Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Касселе рассказали о тяжелой работе палача

Выставка «Виселица, колесо, поленница...» получилась настолько удачной, что ее даже продлили
0
В Касселе рассказали о тяжелой работе палача
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музей погребальной культуры в немецком Касселе знаменит не только постоянным собранием, но и выставками. Все они посвящены смерти, ее культурному феномену и осмыслению.

Выставка «Виселица, колесо, поленница: глядя на места ужаса» получилась настолько удачной, что ее даже продлили. Из сегодняшней перспективы желание присутствовать при казни может показаться диким, но в эпоху Средневековья, Возрождения и даже Нового времени казни были не менее популярным развлечением и увеселением, чем ярмарки и балаганы. Многочисленные гравюры напоминают посетителям об этой европейской привычке развлекаться за чужой счет. Казни собирали толпы, особенно в эпоху французской революции (гильотине в Касселе посвящен особый раздел).

Материалы для выставки предоставили музеи Австрии, Швейцарии и Германии, в том числе и киноархивы. Сцена публичной казни в кино всегда считалась ударной. Она либо становилась кульминацией трагедии, либо выглядела прелюдией к веселым приключениям — это когда герой не погибает на эшафоте, а спасается благодаря друзьям. 

Кураторов экспозиции волнует и судьба палача. На время казни тот носил маску. В Касселе наряду с мечами показывают одно такое железное страшилище, надевавшееся якобы для того, чтобы никто не видел лица казнящего. А то в городах и так не знали, кто чем зарабатывает на жизнь?! 

Тела казненных хоронили обычно около самих эшафотов. Сегодня массовые захоронения обнаруживают вблизи важнейших площадей старинных городов. Хотя есть и другие примеры. Так, на полотне Питера Брейгеля-старшего «Танцы у эшафота» (хранится во дворце Вильгельмсхёэ неподалеку от выставки) виселица стоит в лесу, вокруг нее и пустилась в пляс публика. Но большинство виселиц сооружали в городах.

Казни сопровождали речами. После исполнения приговора обычно выступали священники. Один из них, пастор Руперти, опубликовал в 1835 году свою речь по поводу одной из последних публичных казней в Европе (брошюра «Победа слова Божьего над грехом» выставлена в одной из витрин). Это образец с точки зрения бульварной прессы: речь обогащена рассказом об общении с приговоренными и напутствием к публике — не использовать в медицинских целях кости или кровь казненных. 

Подобное считалось нормой. В одной из витрин есть книга 1693 года (первое издание вышло в 1641-м). Автор, аптекарь Йохан Шредер, пишет о пользе снадобий с использованием мяса четвертованных либо сложивших голову на плахе. 

Выставка о казнях может показаться занимательной, не более того. Но это не только документ об истории цивилизации. Как всякий хорошо сделанный музейный проект, она вторгается в пространство политического. Отдельный стенд предоставлен международной правозащитной организации Amnisty International, борющейся за отмену смертной казни.

Количество судебных ошибок, признаваемых задним числом, увеличивается в геометрической прогрессии. Среди героев выставки (тех, кого казнили, а не тех, кто казнил) количество невинных жертв поражает воображение. Судя по всему, ведьм среди них не было, да и среди жертв Великой французской революции оказывались в основном в высшей степени достойные люди. 

Выставка продлится до 29 июля.

Комментарии
Прямой эфир