Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Интермузей-2012»: огнетушители есть, публики нет

Фестиваль музейщиков рассчитан на подготовленных посетителей. Даже в Москве таких немного
0
«Интермузей-2012»: огнетушители есть, публики нет
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве открылся международный фестиваль музеев «Интермузей-2012», объединивший более 150 участников из России и стран СНГ. 

Прежде девизом фестиваля была фраза «Музей — единство непохожих». На этот раз девиз звучит обтекаемо: «Пространство культуры — пространство доверия». Главной темой фестиваля стали взаимосвязи между музеями и туристической индустрией. Их сотрудничество неизбежно: с развитием интернета турфирмы теряют клиентов, предпочитающих теперь путешествовать самостоятельно. Музеи же, особенно в провинции, отчаянно нуждаются в посетителях.

Фестиваль — явление демократическое, но случайных посетителей на Крымском Валу немного. В воскресенье в 4 часа дня многие стенды уже пусты: видимо, их владельцы отчаялись дождаться публику. Та же, что приходит, принадлежит к любознательной части человечества. И где еще в спокойной обстановке поговоришь с сотрудниками Азовского историко-археологического и палеонтологического музея-заповедника или Ямало-Ненецкого музейно-выставочного комплекса им. И. С. Шемановского (105 лет назад историк и этнограф Иван Семенович Шемановский основал его как хранилище коллекций по этнографии инородцев Тобольского Севера)? Где в Москве полистать издания нестоличных музеев, будь то самарский Художественный музей или Музей имени Радищева из Саратова?

Для профессионалов «Интермузей» — праздник. В его рамках проходит выставка «Музейные технологии и оборудование «Техномузей». Здесь есть даже огнетушитель нового поколения, не наносящий вреда бумаге и холстам. Его придумали в России, но поставляют в основном в зарубежные музеи и архивы, от Канады до Тайваня.

«Интермузей» заменяет собой ежегодный съезд музейщиков России. На круглых столах обсуждаются разные темы — и как выглядит современный путеводитель, и вопросы визуализации в музеях, включая внедрение мэшапа (это когда соединяется различный по сути тип информации с разных сайтов) в музейную практику.

Проблем у музеев много, и общение с коллегами — важнейшее предназначение фестиваля. Но можно ли определить новые горизонты в жизни музеев путем разговоров? Не выглядит ли слишком утопично попытка вывести музейную жизнь на новый уровень таким образом, словно музеи существуют вне общества и не болеют тем же набором болезней?

В последнее время, например, Минкульт инвентаризирует Музейный фонд России. Теперь музеи обязали закупать специальное оборудование и компьютерные программы. Для небольших музеев это большие траты, которые им никто не возмещает. Да и для областного музея 8–10 млн рублей на описание своих фондов — огромная сумма. В итоге красивая в глазах минкультовских чиновников идея реализуется настолько медленно, что теряет всякий смысл.

В ЦДХ есть образцы новых витрин, которые предлагаются музеям. Но что там показывать? Последние годы федеральный бюджет почти не выделяет средств на реставрацию. Некоторым помогают старшие коллеги — так, Эрмитаж за символическую сумму отреставрировал экспонаты из областного музея Ростова-на-Дону, их часто показывают на совместных с питерцами выставках. Но везет немногим. Большинству отправлять вещи на реставрацию в Москву и Петербург не по карману, региональных же центров реставрации нет.

Проблема и в публике. Образованная ее часть вымывается на глазах. Остальная, воспитанная на развлекательном телевидении и газетах, где о выставках пишут неохотно, почитая их явлением элитарным, в музеи ходит редко и случайно. И уж вряд ли за знаниями и комментариями к спорным вопросам дня. О массовом приобщении школьников к музеям приходится мечтать. 

Наши музеи редко вторгаются в пространство общественных дискуссий, хотя на Западе выставку готовы рассматривать как комментарий на злобу дня. Иначе выглядят там магазины при музеях — к крупной выставке можно найти десяток свежих книг по теме, да еще и фильмы на DVD. У нас же часто и каталог отсутствует.

А самое обидное — зарплаты наших музейщиков. В среднем вне Москвы это 10–11 тыс. рублей: достаточно для энтузиазма, но недостойно страны, грезящей о «Сколково».

Комментарии
Прямой эфир