Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Глава «Почты России»: «Собственные самолеты — это необходимость»

В интервью «Известиям» генеральный директор ФГУП «Почта России» Александр Киселев рассказал, когда частные лица смогут купить акции компании и зачем ей своя авиакомпания
0
Глава «Почты России»: «Собственные самолеты — это необходимость»
Фото: Глеб Щелкунов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Не так давно вы заключили соглашения о сотрудничестве с Bay.Ru и PayPal. В чем будет ваша выгода и что дадут эти договоры?

— Взаимодействие «Почты России» и Bay.Ru должно способствовать выходу на более качественный уровень дистанционной торговли между Россией и США. Этой же цели послужит взаимодействие с RuTaoBao, Alfaparcels и Shopfans, договоренность о котором уже достигнута. Интернет-шопинг как процесс принял достаточно стихийный характер. Речь идет о перспективной для компании площадки, мы рассчитываем, что в ближайшее время в сегменте произойдет значительный рост, до 35%.

Мы — единственный оператор, который осуществляет международный почтовый обмен. Поскольку импорт в нашу страну значительно превышает экспорт, а с иностранных операторов взымается плата в пользу почты страны-импортера, мы получаем определенный доход от каждой посылки. Если говорить о PayPal, то сами возможности системы значительно шире, чем возможность просто оплачивать покупки, сделанные на eBay. Сегодня система уже принимает карты, выпущенные российскими банками. Мы хотим облегчить жизнь той категории людей, которая по той или иной причине до сих пор не имеет пластиковых карт. Речь идет о выпуске совместного продукта — это карта с определенным номиналом, которая будет широко распространяться через всю сеть отделений.

— Довольно давно ведутся разговоры об акционировании «Почты России». В чем необходимость?

— У правительства есть сформированная позиция о том, что такая форма управления как ФГУП в принципе не может эффективно существовать. Все унитарные предприятия должны быть переведены в правовую форму, где законодательство в области управления более модернизировано. Но сейчас акционирование компании законодательно запрещено одной из статьей закона «О почтовой связи». В новой редакции закона, которая сейчас разрабатывается, этого пункта уже не будет. Следовательно, появится возможность начать разговоры об акционировании.

От лица менеджмента «Почты» я могу сказать, что акционирование безусловно целесообразно. После вынесения соответствующего решения мы можем на основании отдельного акта правительства заморозить передачу ценных бумаг любому частному лицу примерно на 10 лет. Это тот срок, который позволит провести все этапы модернизации и выйти на новый этап капитализированным и вполне дорогим предприятием.

Желающих зайти в компанию на портфельную инвестицию, когда мы стоим дешево по рынку, будет слишком много. Но организационно-правовая форма ОАО даст потенциальным стратегам сигнал о том, что начали действовать нормальные принципы оценки бизнеса. По закону о рынке ценных бумаг мы будем обязаны предоставлять определенную информацию как нашему основному акционеру — правительству, так и потенциальным инвесторам.

Первоначально частники смогут инвестировать в какие-либо совместные с «Почтой России» проекты. Это станет подспорьем для участия в процедуре публичного размещения через 10 лет. Ажиотаж должен быть очень большим. Например, в случае с нашими облигациями спрос превысил предложение в 50 раз. За бумаги буквально дрались все, начиная от Сбербанка и заканчивая крупными международными фондами.

— Как вы думаете, кто сможет купить ваши акции?

— В начале 1990-х через подобную процедуру проходила Deutsche Рost. В их случае речь шла о народном IPO, в ходе которого был размещен 31% акций. Все они разошлись по частным лицам, а затем были консолидированы различными финансовыми фондами. Если мы не пойдем по этому пути, то заинтересоваться акциями могут практически все крупные логистические, транспортные компании и, безусловно, банки, которым вхождение в число акционеров «Почты России» даст дополнительные возможности по расширению их финансовых сервисов.

— Какие компании сейчас конкурируют с «Почтой России»?

— У нас нет настоящих конкурентов, если брать в целом всю территорию страны. К примеру, тот же DHL лицензируется как транспортная компания и оказывает иные услуги. Существенную роль играет и разница в тарифах: то, что у нас стоит $1, у них — как минимум $40. Но на местном уровне соперников достаточно. В России есть 200 именно почтовых операторов с соответствующей лицензией, которые работают в городах, и на этих площадках они действительно составляют нам серьезную конкуренцию. Будучи более мобильными, не обремененными социальными обязательствами и ограничениями госрегулирования, они зачастую выигрывают конкурентную борьбу и «снимают сливки» в рентабельных сегментах рынка.

Скольких отделений почтовой связи вам не хватает?

— У нас есть определенные нормативы по числу отделений. Официально мы их превышаем. Но речь идет о пунктах в сельской местности, на которые приходится 75%. В мегаполисах отделений «Почты» существенно не хватает. В Москве сейчас 650 отделений, их число необходимо довести до 1–1,1 тыс. В Санкт-Петербурге сейчас 450 пунктов, нужно как минимум 600. Общая сеть из 42 тыс. пунктов точно не будет никак сокращаться, но миграции внутри сети обязательно будут. Мы увеличиваем число отделений в крупных городах, открываем их в проходимых торговых центрах, где это востребовано.

А число офисов в сельской местности будет сокращаться?

— 90% таких — планово-убыточны, но они играют важную социальную роль для людей, которые привыкли, что в шаговой доступности есть почта. Мы нередко встречаем серьезную озабоченность губернаторов, как только речь заходит об их укрупнении и объединении. Но надо понимать, что для нас невостребованные отделения — это прямые убытки, которые никак не компенсируются. Выходом могут стать и мобильные почтовые отделения, когда почтовая машина приезжает по расписанию несколько раз в неделю. Кроме того, сейчас мы экспериментируем с автоматизированными станциями. Ведь получение и отправка писем, продажа конвертов и почтовых марок — это все может быть переведено на самообслуживание. Человек получает SMS с кодом доступа и уведомление о том, что ему пришла посылка. Он знает, где находится почтовая станция, там его встречает автомат, он вводит код в ячейку и забирает посылку. Но все эти меры не будут направлены на сокращение численности персонала.

Сколько вы ежегодно тратите на содержание нерентабельных почтовых отделений?

— Убыток от содержания нерентабельных сельских отделений около 3 млрд рублей. А общий объем потерь от оказания услуг связи по регулируемым тарифам в прошлом году составил 12 млрд рублей. Дотационный фонд в прошлом году при этом составил 5 млрд — меньше половины. То есть в основном мы говорим о покрытии убытков за счет перекрестных услуг.

Какую долю помещений вы сейчас арендуете?

— Около трети от всего объема наших отделений, при этом мы участвуем в ряде судебных разбирательств по возврату в федеральную собственность имущества, которое было незаконно оформлено в частное владение. Сейчас у всех девелоперов есть определенное обязательство проектировать почтовое отделение при строительстве микрорайона. Как правило, речь идет о первых этажах жилых домов. Но если федеральная собственность не забивается на этапе проектирования, то застройщик продает это помещение стороннему инвестору, который приходит к нам и предлагает арендовать это помещение уже по рыночной стоимости. Зачастую сделать этого мы просто не можем, единственное, что может позволить себе «Почта России», — платить по официальным государственным тарифам.

— «Почта России» в принципе не заинтересована в аренде недвижимости по коммерческой стоимости?

— Заинтересована в исключительных случаях. Прежде всего если речь идет о топовых улицах — например, помещение на Невском проспекте в Санкт-Петербурге или Тверской улице в Москве. Сегодня мы можем позволить себе такие имиджевые проекты. Но в массовом порядке коммерческую аренду «Почта» просто не потянет. По-хорошему, надо законодательно закрепить принцип, чтобы в связи с оказанием социальных услуг «Почте России» помещения под отделения передавались в безвозмездное пользование.  

— Собственное строительство вы не ведете?

— Ведем, и масштабное. Речь идет об автоматизированных сортировочных центрах (АСЦ). По нашим расчетам, России нужна сеть из 36 автоматизированных сортировочных центров на пересечении ключевых магистралей. Мы уже построили два в Подмосковье и Санкт-Петербурге. Аналогичные проекты сейчас прорабатываются в Ростове-на-Дону, Новосибирске и Минеральных Водах.

— Это дорогие проекты?

— Самый крупный центр в Подольске обошелся «Почте» в €55 млн «под ключ». Он обслуживает почти весь Центральный федеральный округ. Петербургский в общей сложности стоил €50 млн. Но обе этих стройки были самыми дорогими и масштабными. Сейчас через центры проходит 35% всей нашей корреспонденции.

Как будет модернизироваться автомобильный парк?

— Сейчас у нас в эксплуатации есть электромобиль Renault, и одновременно мы запустили тест-драйв такой же дизельной машины. В перспективе экологический транспорт может быть внедрен для обслуживания гостей сочинской Олимпиады, а с этого года мы просто надеемся перевести ряд транспорта на электротягу. Через пару недель я надеюсь посетить завод для более предметного обсуждения вопроса. Сейчас эти машины кажутся нам более перспективными и экономичными, если они покажут эффективность и в холодное время года — вопрос будет решен. Подходящие варианты пока нам может предложить только Renault, подобные модели сейчас разрабатывает Nissan. Машину для нас второй год обещает «Ё-авто», но пока никто не видел даже прототипа. Если в России появится хотя бы гибридный автомобиль, это предложение уже будет нам интересно.

Как продвигается идея с собственным авиапарком?

— Собственные самолеты — это необходимость. Сейчас у авиакомпаний по сути есть только магистральные рейсы, куда нас берут по остаточному принципу. Региональная авиация исчезла как класс. Соответственно, перевозки внутри субъектов федерации в основном приходится осуществлять другими видами транспорта. Если «Почте России» не удастся создать собственную авиакомпанию, то мы будем иметь те сроки, которые есть сейчас.

Сколько самолетов нужно «Почте»?

— Для начала нам нужно хотя бы три магистральных самолета, которые могли бы с техническими посадками долетать до Дальнего Востока. Но самое сложное — организация регионального сообщения, для этого нам нужна партнерская компания. «Почта России» не в состоянии самостоятельно поднять этот проект. Мы ждем, что со временем государство примет решение о возобновлении авиасообщения с отдаленными регионами. У этой меры очень много заинтересованных сторон, в том числе МЧС и другие службы.

Изменился ли за последние несколько лет спрос на подписку печатной продукции?

— Почтовая подписка держится на одном и том же уровне, несмотря на то что реальные тиражи газет падают. Стабильность подписки — прямое следствие политики по регулированию подписных тарифов: в последние четыре года мы их не повышали, несмотря на значительный рост себестоимости. При этом, как только решение о субсидировании будет отменено, тарифы резко вырастут, в среднем по стране в 2,5 раза. Так, к примеру, в Москве, себестоимость услуги по доставке подписной периодики составляет 170% к действующему тарифу, в Воронежской области — 271%, в Республике Удмуртия — 353%, а в Тюменской области — 530%.

Когда может быть реализована идея создания Почтового банка?

— До сих пор эта идея обсуждается. Сейчас Центробанк, Внешэкономбанк и правительство должны принять решение. Лично я считаю, что идею создания банка необходимо реализовать в ближайшее время, иначе в будущем он будет серьезно проигрывать конкурентам. При этом сама идея создания не критикуется. Речь идет именно об исполнении, боятся, что выбранные в шорт-лист банки-партнеры «Номос» и «Русский стандарт» не подойдут, а у Связь-банка, на базе которого и должна быть образована наша финансовая структура, не хватает опыта работы по всей стране. На сегодняшний день у нас есть только два потенциальных партнера и неисполненное решение наблюдательного совета ВЭБа о выборе одного из них для дальнейшей работы.

Выход «Почты России» на рынок финансовых услуг населению был не очень удачным. Услуги микрокредитования под 50% годовых сейчас подвергаются серьезной критике.

— Мы никак не контролируем этот рынок. Год назад ряд игроков выступили с инициативой сотрудничать с нашей компанией. «Почта России» — естественный монополист, и отказать им законной возможности на сегодняшний день нет. Все эти организации работают по собственному законодательству, которое никак не регулирует размер процентной ставки. Мы получаем небольшую фиксированную сумму за оформление заявки на получение займа и тариф за пересылку суммы получателю денежным переводом.

Когда некоторое время назад ситуация вызвала озабоченность со стороны правительства, я выступил с предложением отказаться от предоставления услуги микрокредитования именно из-за серьезного имиджевого ущерба. Но в таком случае все эти организации могут обратиться с суд с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства и выиграть его.

Сейчас мы не расширяем географию этой услуги — она пилотируется в пяти регионах и там же останется. За все время работы было выдано около 700 микрозаймов, лишь 8% из них приходится на людей пенсионного возраста. Кроме того, должны быть разработаны ограничивающие критерии для доступа микрофинансовых организаций. Чем все это закончится, пока неясно. Скорее всего, услуга будет предоставляться через другие каналы, «Почта России» не будет с нее ничего получать, но и риска для репутации тоже не останется.

Вы рассчитываете в ближайшее время увеличить рентабельность компании?

— Рентабельность увеличивается ежегодно. Но это происходит в основном благодаря развитию нерегулируемых услуг, почтовых и финансовых, отчасти за счет непрофильной деятельности. Усиливая свои позиции на конкурентных рынках, мы таким образом обеспечиваем повышение рентабельности.

Комментарии
Прямой эфир