Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фигуры большой игры

Выставка в Москве напоминает о силе шахмат, их популярности и роли в в истории
0
Фигуры большой игры
Б.Долматовский. Перед матчем Карпов–Каспаров арбитр проверяет стул, 1984. (фрагмент). Предоставлено пресс-службой Московского Дома фотографии
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О великих шахматистах последнего столетия и их едва ли не безумной с точки зрения потомков популярности напоминает выставка «Шахматные фигуры» в Московском Доме фотографии.

Вряд ли какой-то спорт отделим от политики — и в первую очередь это касается шахмат. При этом шахматы совсем не зрелищны с точки зрения телевидения, стоят недорого, а секс-звезд уровня Шараповой или Агасси среди шахматистов практически не сыскать.

Да и политики после К. Маркса и В.И. Ленина шахматами практически не увлекались. Тем не менее шахматная лихорадка 1920-х неотделима от истории ХХ века, а противостояния Корчной–Карпов и Карпов–Каспаров могут многое рассказать о последних годах советской власти.

Здесь не только фотографии знаменитых гроссмейстеров, за чьей жизнью европейская пресса на протяжении века следила так, словно это особы королевской крови — Капабланка, Алехин, Ботвинник, Таль, Фишер... Здесь есть и сами шахматы — уникальные комплекты, от подарочных до сделанных в ГУЛАГе.

Правда, в сеансе одновременной игры, который проведет в Доме фотографии российский гроссмейстер, будут использованы не эти уникальные шахматы, а классические. Хотя мастера экстра-класса давно уже пытаются отойти от привычных правил и привычного поля. На одном из снимков видно, как Фишер и Таль играют в больничной палате. Дело было на острове Кюрасао, где в 1961 году проходил турнир претендентов. Таль заболел, Фишер пришел его навестить. На фотографии заметно, что они играют на половине привычной шахматной доски. Кажется, шутка гениев — но Фишер долгие годы всерьез обдумывал идею радикальной реформы в шахматах.

К сожалению, комментариев, посвященных закулисной жизни турниров, на Остоженке практически нет. Хотя политика генерировала страсти вокруг шахмат в эпоху холодной войны. Это в 1920-е публика испытывала скорее эстетический, чем спортивный восторг перед шахматами.

Тогда для открытия подобного фотопроекта устроителям не потребовалось бы приурочивать его к очередному матчу на звание чемпиона мира по шахматам, как это происходит сегодня. Да и сам матч проходил бы не в Инженерном корпусе Третьяковки, а в более вместительном Колонном зале Дома Союзов. 

Многие сюжеты захватывают и сегодня. Не зря документальный фильм американки Лиз Гарбус «Бобби Фишер против всего мира» стал одним из событий последнего киногода. В нем показывается не только история его прогрессирующей болезни, но и воссоздается атмосфера легендарного матча с Борисом Спасским в Рейкьявике, проходившего в ситуации психологического прессинга со стороны Фишера.

Кино тоже оказалось в программе московской выставки. Здесь покажут знаменитую комедию «Шахматная горячка», снятую Всеволодом Пудовкиным и Николаем Шпиковским в 1925 году. В роли жениха, пропустившего свадьбу из-за страсти к шахматам, — сам Капабланка. В кадре мелькает и молодой Владимир Набоков, подрабатывавший киностатистом в Берлине, где снималась большая часть фильма.

Показывают в Доме фотографии и запрещенного в советские времена «Гроссмейстера» Сергея Микаэляна (1972). В фильме снимались звезды — Михаил Козаков, Эммануил Виторган, Андрей Мягков. А одну из ролей отдали Виктору Корчному, это было его единственное появление на экране в игровом кино. После эмиграции Корчного «Гроссмейстера» надолго спрятали в архив.

Сценарий «Гроссмейстера» написал Леонид Зорин, драматург и чемпион Центрального дома литераторов по шахматам. Сценарий он сделал по собственной повести — и если бы Дом фотографии устраивал в рамках выставки литературный вечер, фрагмент из зоринской прозы там наверняка бы прозвучал. Как и фрагменты из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, «Защиты Лужина» Набокова, «Алисы в Зазеркалье» Кэрролла и «Степного волка» Гессе. А вот рассказ Виктора Драгунского «Шляпа гроссмейстера» можно было бы прочитать целиком — он короткий. 

Но литературные вечера в рамках выставки не предусмотрены. Зато в фойе есть настоящие шахматы — из тех, что встретишь на пляже или в сохранившихся с советских времен парках. Можно поиграть с любым встречным: редкая возможность самому стать экспонатом выставки, не поставив об этом в известность куратора.

Выставка продлится до 24 июня.

Комментарии
Прямой эфир