Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если бы я наверняка знал, что среди нас живут пришельцы, спокойно бы по улицам не ходил"

Барри Зонненфельд — о том, как снять многомиллионный блокбастер и разуверить зрителей в существовании инопланетян
0
«Если бы я наверняка знал, что среди нас живут пришельцы, спокойно бы по улицам не ходил"
фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате — новые «Люди в черном». Первая часть вышла в 1997 году и стала одним из самых ярких блокбастеров 90-х. Вторая появилась пять лет спустя и, несмотря на внушительную кассу, скорее разочаровала поклонников. Зачем понадобилось снимать третью часть, режиссер трилогии Барри  Зонненфельд рассказал обозревателю «Известий».

— Что заставило Вас взяться за продолжение?

— Мне самому не слишком понравилась вторая часть. Я считаю, что история была недостаточно хорошо продумана, и мне кажется, вторая часть была слишком забавной. Поэтому я был страшно рад возможности сделать третью часть, чтобы снова попробовать что-нибудь в духе первых «Людей в черном». И потом, мне страшно понравилась история с перемещениями во времени. Это, во-первых, дало возможность поиграть с  культурой и эстетикой 60-х, а во-вторых, эта история раскрывала некоторые тайны первой части. Например, почему герой Томми Ли Джонса именно такой, какой есть. И, честно, говоря третья часть мне нравится даже больше, чем первая.

— Почему для перемещения во времени выбрали 1969-й?

— Идея с перемещением во времени пришла в голову Уилла Смита еще во время съемок второй части. Шестидесятые – чрезвычайно привлекательное время. Великая музыка, великая культура, отношение к чернокожим, Энди Уорхолл, опять же -  сценаристу было где развернуться. 1969-й же возник почти сразу по одной единственной причине – в этом году мы впервые высадились на Луне. Поэтому 1969-й подошел идеально.

Насколько Вы, как автор всей частей трилогии, были свободны на съемках третьей части? Если вам во время схемок приходит гениальная идея - что нужно было сделать, чтобы она попала в фильм?

- В общем, это зависит от студии, продюсера, режиссера. Что касается меня, на съемках я, как нанятый работник, должен прежде всего гарантировать, что все сцены, присутствующие в сценарии, будут сняты. А затем, если нам – мне или Уиллу, приходила в голову другая версия сцены или диалога, мы могли снять свой вариант.

Фильм – любой фильм – это довольно сложная структура, и окончательные решения относительно отдельных сцен или деталей лучше всего принимать, представляя себе картину целиком. Я или студия можем быть абсолютно уверены в каком-то эпизоде, но окончательно оценивать его можно только в контексте всего фильма.

Вот пример. Когда мы работали над картиной, абсолютно все были уверены, что финал  фильма чересчур предсказуем. Мы сотни часов провели в обсуждении того, как бы нам так завуалировать историю, чтобы сохранить интригу до самого финала, но так и не пришли ни к какому решению. Так вот, самым большим сюрпризом лично для меня стал тот факт, что финал, о котором мы так беспокоились, оказался для аудитории абсолютным сюрпризом. Как верно заметил как-то знаменитый сценарист Уильям Голдман –на самом деле никто ничего не знает: ни студия, ни продюсер, ни звезда, ни режиссер. Поэтому чем больше у тебя вариантов сцен, тем лучше – никогда не знаешь, какой в результате окажется «тем самым».

- Готовый фильм сильно отличается от сценария?

- Почти все снятые сцены вошли в фильм. Пришлось пожертвовать разве что сценой с пришельцем-граффити - она осталась только в трейлере. Идея была отличная. Но в том виде, в котором сцена была написана в сценарии, она выходила слишком уж дорогой. Мы сокращали ее, сокращали – в итоге сняли совсем небольшой кусок, который уже казался в контексте фильма явно лишним. Фильм – это очень специфическая вещь, он работает только в том случае, если все сцены плотно связаны между собой. Возможно, в четвертой части мы сделаем-таки грандиозную сцену с пришельцем-граффити. Ну, если четвертая часть будет, конечно.

Знаете, какая была самая смешная сцена в моем фильме «Достать коротышку»? Та, которая не вошла в фильм! Это была самая смешная сцена, которую я снял в своей карьере – в ней участвовали Джон Траволта, Джин Хэкман и Бен Стиллер. Единствнная причина, по которой я от нее отказался – сцена не развивала историю. Она была очень смешной, но без нее история ничего не теряла. И поэтому мы от нее отказались.

— Не могу не поинтересоваться, Вы сами верите, что Землю посещали инопланетяне?

— Периодически ко мне подходят люди, которые интересуются, существуют ли «люди в черном» на самом деле. Подозреваю, они считают, что я снял документальный фильм. О чем-то подобном меня предупреждал Рон Ховард. Рассказывал, что после «Кокона» многие интересовались, насколько реальны экранные события. И когда он говорил, что это вымысел, злились. Одна женщина спросила меня о невролайзере (прибор, которым «люди в черном» стирают память обычных людей, случайных свидетелей инопланетян. — «Известия»).  Я сказал, что ничего про это не знаю. «Вы просто не хотите говорить мне правду», — обиделась она. Вам я скажу так: ничего о существовании пришельцев или «людей в черном» не знаю, а если бы знал, спокойно бы по улицам не ходил.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...