Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Уилл Смит отнес Бориса Гребенщикова к инопланетянам

В пятницу российскую столицу посетили «люди в черном»
0
Уилл Смит отнес Бориса Гребенщикова к инопланетянам
Американский актер Уилл Смит. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Анна Исакова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пока передовая кинообщественность на Лазурном берегу наслаждается самыми яркими образцами киноискусства, рядовым зрителям остается довольствоваться кинематографическими буднями, которые, случается иногда, одаривают нас своими яркими моментами. Как сегодня, когда в Москву с официальным визитом прилетела звездная команда «Людей в черном-3» — режиссер Барри Зонненфельд, Уилл Смит и новичок в команде, Джош Бролин, исполнивший в фильме Томми Ли Джонса в молодости.

То, что Уилл Смит — человек-праздник, журналисты помнят еще по его прошлому визиту в Москву, когда он приезжал на открытие Московского кинофестиваля с фильмом «Хэнкок». Но, как оказалось, команда «Людей в черном» стоит друг друга. Если о наличии чувства юмора у Барри Зонненфельда можно было предполагать (все-таки этот человек, помимо трех частей «Людей в черном», снял такие знаковые комедии 1990-х, как «Достать коротышку» и «Семейка Аддамс»), то строгий взгляд Джоша Бролина исподлобья мог вызывать определенные опасения. Этому суровому на вид техасскому мужику улыбка вроде как не к лицу.

То, что Джош Бролин прекрасный актер, он доказал давно — посмотрите «Уолл-стрит» Стоуна или «Старикам здесь не место». После «Людей в черном» стало понятно, что и в комедии он чувствует себя как рыба в воде, да и в жизни — мужик с юмором, явно не планирующий отсиживаться в тени искрометного Уилла Смита. У Зонненфельда насчет Бролина не было никаких сомнений — как только идея третьей части оформилась в сценарий, Зонненфельд уже знал, что роль молодого Кея отдаст Джошу Бролину.

Это теперь Бролин клянется, что сначала ответил решительным отказом — заменить Томми Ли в одном из самых знаменитых кинодуэтов 1990-х, действительно, невозможно. Но Бролин и не пытается это делать. Кей в его исполнении — это не клон Томми Ли Джонса, а абсолютно другой персонаж. У Смита с Томми Ли Джонсом получается, конечно, мощнее, но в третьей части на первый план выходит изощренный сюжет, который венчает грандиозный финал.

Идея третьей части «Людей в черном» пришла в голову Уиллу Смиту еще 10 лет назад, во время съемок второй части, которая не оправдала финансовых ожиданий студии и могла стать последней. Но сегодня кинобизнес изменился — на продолжения обречены даже откровенно провальные проекты, и «Люди в черном» получили шанс на перерождение.

По сюжету фильма из тюрьмы на Луне бежит опасный межгалактический преступник Борис, единственный представитель вымершей цивилизации. Прибыв на Землю, он находит способ отправится в 1969 год, чтобы убить агента Кея и изменить ход истории. В новом будущем агент Кей героически погиб в 1969 году, а судьба планеты предрешена.

В вопросе перемещений во времени создатели «Людей в черном» решили велосипед не изобретать, а воспользоваться законами, установленными в трилогии «Назад в будущее» — их Зонненфельд изучил наизусть.

Оценив последствия будущего без Томми Ли Джонса, Агент Дж. (Уилл Смит) отправляется в тот же 1969-й, но на день раньше — чтобы помешать Борису изменить прошлое.

Почему 1969? Первый полет человека на Луну, конечно. Так переписывается история — на патриотический вопрос о Гагарине «Люди в черном» только пожали плечами — слышали, мол, что-то о Спутнике, но специально этот вопрос не изучали. Что ж, похоже, остался только балет.

Журналисты жаждали шоу — кому-то даже пришло в голову предъявить Уиллу Смиту для сравнения фотографии Бориса Гребенщикова и Бориса из фильма. Справедливости ради можно отметить, что некоторое сходство имеется. А если бы Борис Гребенщиков существовал в мире «Людей в черном», его совершенно точно определили бы в инопланетяне — в компанию к Тиму Бертону, Леди Гага и Энди Уорхолу, которых разоблачили в третьей части.

— Н-да, этот парень мог бы подать на нас в суд. Господи, как же его жизнь-то потрепала, — к удовольствию публики глумился над карточкой Гребенщикова Смит, с русской музыкой, понятно, тоже не знакомый. Публика ревела от восторга.

Шутки-шутками, но к работе голливудские звезды относятся всегда серьезно. Как иначе, когда стоит тебе оступиться, расслабиться — и ты уже вышел в тираж, а на твоем месте в любимцах публики ходит уже какой-нибудь другой чернокожий парень. Единственный раз, когда Уилл Смит был серьезен — подчеркнуто серьезен, — когда отвечал на вполне шутливый вопрос, любит он больше Михаила Чехова или систему Станиславского?

— Конечно, я знаю систему Станиславского и отлично представляю себе, как она работает. Но меня метод смущает своей техничностью. Мне в нем не хватает спонтанности, что ли. Михаил Чехов мне как-то ближе. Это, кажется, у него написано, что когда работаешь над ролью, надо задать персонажу четыре главных вопроса: что хочет мой герой, почему он это хочет, что будет, если он это не получит и что мешает ему. Когда я нахожу ответы, персонаж открывается мне — я узнаю про него почти все, что мне нужно для роли.

Еще пять лет назад Уилл Смит был, пожалуй, главной и одной из самых прибыльных звезд Голливуда. Недавно улыбчивому чернокожему парню стукнуло 44 года, последние четыре из которых он не снимался, — и едва ли сходу кто-нибудь может вспомнить последний фильм с его участием. Очевидно, новое появление на экранах для него особенно волнительно. Потому что если «Люди» недоберут в прокате, у Смита могут возникнуть серьезные проблемы с карьерой.

Но это завтра. Сегодня он — суперзвезда и пребывает в отличной актерской форме. Сразу после пресс-конференции, Смит отправился на «Прожекторпэрисхилтон» рвать Урганта и компанию в клочья. И порвет, не сомневайтесь.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...