Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Помню постоянный страх, чувство стыда и безысходности»

Александр Гаврилюк, чей московский концерт находится под угрозой бойкота, рассказал свою правду о педагоге-педофиле
0
«Помню постоянный страх, чувство стыда и безысходности»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

11 мая «Известия» писали об «Открытом письме» представителей музыкальной общественности, адресованном руководству Московской филармонии. Авторы письма просили отменить концерт пианиста Александра Гаврилюка, обвинившего своего педагога Виктора Макарова в педофилии. Проведение назначенного на 22 мая сольного вечера, по мнению подписантов, будет воспринято как «надругательство над нормами этики музыкального сообщества». Публикуем ответное письмо Александра Гаврилюка, присланное в редакцию «Известий».

«Прочитав недавнюю статью в «Известиях», я был крайне удивлен агрессивностью и клеветой в моей адрес со стороны авторов «Открытого письма». Поражает, насколько легко оказывается ввести в заблуждение людей, которые, кажется, спутали дело Рябова (педагог Центральной музыкальной школы, обвиненный в педофилии и оправданный Мосгорсудом. — «Известия») с делом Макарова, хотя это две совершенно разные истории.

Воспоминания о моем 12-летнем обучении у педагога Виктора Макарова тяжелы и болезненны. Макаров, учитель музыки Средней специальной музыкальной школы-интерната г. Харькова, куда я поступил в первый класс, был в зените славы и мог выбрать себе любого понравившегося ему ученика, что он и делал.

Как оказалось, выбор делался с далеким прицелом на будущие интимные отношения с учениками, которых он планомерно готовил к таким отношениям. Макаров оказался педофилом. И если учесть его врожденный актерский талант, помноженный на мастерство манипуляции и доскональное знание детской психологии, становится ясно, почему австралийский суд присяжных в 2005 году причислил его к разряду особо опасных педофилов.

Его метод преподавания выражался в полном психологическим подавлении, физическом и сексуальном насилии над детьми. Он держал своих «избранных» учеников в стальном капкане страха, заставляя их верить, что занятия интимом с ним будут развивать их музыкальность и «взрослое» понимание музыки.

Помню постоянный страх, чувство стыда и безысходности. Мои родители тогда, ничего не подозревая, считали его талантливым педагогом и доверяли меня ему и его образцовой семье. Со своим детским мышлением я даже гордился тем, что у нас со взрослым, таким известным и уважаемым учителем есть секреты, которые под страхом страшного наказания было приказано никому не рассказывать.

Макаров — двуликий актер с поразительными способностями одурачивать общественность, чем он не прекращает заниматься даже в последние семь лет, отсиживая срок в австралийской тюрьме. Он готовит почву для того времени, когда выйдет из тюрьмы и встанет вопрос его депортации из Австралии (Макаров лишен австралийского гражданства как особо опасный преступник).

Техника конспирации была продумана Макаровым до мелочей. Не учел он только одного — отсутствия страха и закомплексованности у его австралийских учеников. Маленький австралиец китайского происхождения после очередного «урока» рассказал маме подробности приставаний со стороны учителя, с детской наивностью сказав, что, оказывается, Макаров — гей.

Тогда они тихо ушли из его класса, но случайно встретив маму другого его ученика-австралийца, рассказали о причине прекращения занятий. Та, в свою очередь, расспросила своего сына и узнала от него шокирующие подробности уроков маэстро. Эти люди подали заявления в полицию, в доме Макаровых был произведен обыск, на компьютере Макарова были обнаружены свидетельства его вины: в частности, гей-порно с малолетними. И только после этого трое украинских ребят решились рассказать всю правду.

Согласно австралийским законам, во время суда борьба идет не между пострадавшим и обвиняемым, а между королевским прокурором и обвиняемым, которого представляет на суде его адвокат. Пострадавшие вызываются судом как главные свидетели. На суде присутствуют 12 присяжных. Австралийский закон гласит: только в случае полной уверенности и отсутствия любых сомнений у каждого из присяжных они могут официально признать вину человека. Если же хотя бы у одного из присяжных есть сомнения хотя бы в одном пункте обвинения, фигурант дела не может быть признан виновным.

В 2005 году виновность Макаров была безоговорочно доказана 36 присяжными - по всем пунктам обвинения в трех судебных процессах с четырьмя пострадавшими. Родители пятого (китайского мальчика) после первого суда, который отменили только из-за того, что свидетелем случайно была произнесена фамилия другого пострадавшего, от повторного суда отказались, оберегая психику своего ребенка.

В одном из трех судов были совмещены дела двух украинских ребят (одним из них был я), что позже явилось поводом для апелляции со стороны адвоката Макарова (кстати, одного из лучших в Австралии): он смог доказать, что во избежание предвзятости суждения присяжных эти дела нужно разделить.

Адвокат также добился, чтобы к этим двум слушаниям не было допущено большинство свидетелей со стороны пострадавших и не были приняты некоторые важные улики (такие как гей-порно). По словам адвоката, это могло указать присяжным на другие судимости Макарова (присяжные по закону не должны о них знать, как и о том, что Макаров в 2010 году продолжал сидеть в тюрьме).

На этих двух процессах у некоторых присяжных возникли сомнения в его виновности. Суд постановил, что вина Макарова не смогла быть безоговорочно доказана в отношении этих двух пострадавших. Без знания полной истории других пострадавших, при отсутствии свидетелей и улик присяжным было сложно составить полную картину и не засомневаться в виновности Макарова.

Абсурдно полагать, что на этом суде было доказано, что пострадавшие говорили неправду. О нечестности пострадавших не могло быть и речи, так как задачей суда было доказать вину Макарова.

По всем обвинениям двух других особо пострадавших ребят вина Макарова была полностью доказана, без единого сомнения присяжных и без права на апелляцию.

Что касается государственной компенсации, которую гуманно выплатила пострадавшим Австралия, то о существовании таковой я впервые узнал лишь после окончания суда. Уже на тот момент один мой тур по Японии оплачивался примерно эквивалентно сумме компенсации, которую я получил. И мне не нужно было зарабатывать деньги таким изощренным способом, как судебные разбирательства с Макаровым.

Ему я могу пожелать только искреннего раскаяния, а его «группе поддержки» — благоразумия и оптимизма, трезвого взгляда на реальные факты и направления своей энергии в более полезное русло».

Комментарии
Прямой эфир