Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы — пираты компьютерной анимации»

Питер Лорд — о будущем кукольной мультипликации, фирменном стиле Aardman и старомодном чувстве волшебства
0
«Мы — пираты компьютерной анимации»
Источник фото: haff.awn.com
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

10 лет спустя после успеха «Побега из курятника» один из основателей знаменитой британской студии Aardman Питер Лорд вновь занялся режиссурой, взявшись за экранизацию детской книжки Гидеона Дэфо «Пираты!». 26 апреля фильм выходит в российский прокат. С его создателем встретился обозреватель «Известий».

— Почему вы на целых 10 лет ушли из режиссуры?

— Дела студии пошли в гору, и все время у меня отнимала продюсерская работа. Я оказался хорошим продюсером, и это был полезный опыт. Но, по правде сказать, мне это не очень нравилось. Наша студия Aardman выполняла заказы с DreamWorks. Я смог почувствовать себя свободным, когда мы наконец закончили. Как только предоставилась возможность, я, что называется, запрыгнул на уходящий поезд. И очень рад, что так случилось.

 — Раньше студия Aardman не делала экранизаций. Почему же в этот раз вы изменили себе?

— Видите ли, если книга достаточно известна, тогда я, как режиссер, несу ответственность перед автором и читателями книги. Это было бы похоже на то, как будто я нарушаю что-то, вторгаюсь в чьи-то владения. И потом, я никогда не встречал книгу, которая могла бы вдохновить меня по-настоящему. И тут я натыкаюсь на «Пиратов!» совершенно незнакомого мне Гидеона Дэфо. Я прочел всего несколько страниц и понял — передо мной самая смешная книга, которая мне попадалась за несколько последних лет. И дело тут совсем не в истории, а в тоне повествования. Он абсурдистский, дико смешной и наполненный жизнью. Если я смогу передать настроение книги на экране — это уже будет огромное достижение. Мне повезло — Гидеон практически постоянно присутствовал на съемках, на ходу переписывал сценарий. В книге, например, есть второстепенные персонажи — Пират-альбинос, Пират с шарфом. В первом варианте сценария они были серой массой, а затем превратились в полноценных героев — как в физическом, так и в драматическом смысле. 

Вы с восторгом говорите о юморе писателя. А как же фирменный юмор студии Aardman, который стал вашей визитной карточкой?

— Я всегда считал, что если у нас есть то, что называют стилем, — это не визуальная составляющая и совсем не юмор. Во всех наших картинах юмор разный. «Пираты!» не похожи на «Уоллеса и Громита» так же, как на «Побег из курятника» не похожа «Секретная служба Санта-Клауса». Если говорить о каком-то уникальном стиле студии, я бы сравнил нас с Pixar. Они тоже снимают абсолютно разные фильмы, но во всех есть одна узнаваемая черта — особый дух Pixar. С Aardman та же история.

Студия Aardman — самая известная студия кукольной анимации в мире. Но, кроме вас, пожалуй, назвать некого. Значит ли это, что будущее кукольной анимации отнюдь не блестящее?

— Раньше я думал именно так — были моменты, когда мы были единственной крупной студией, которая продолжала заниматься этим видом анимации. Но сейчас в нашем мире происходит много интересных вещей. В этом году, например, в прокат выйдет три полнометражных кукольных фильма. Это, во-первых, наши «Пираты!», американские мультфильмы «ПараНорман» и «Фрэнкенвинни» Тима Бертона. Мне даже кажется, что в настоящий момент кукольная анимация переживает возрождение. Каждый год в мире выпускаются сотни компьютерных анимационных фильмов — это большой бизнес. А мы, как пираты, атакуем мир компьютерной анимации изнутри. Я верю, мы останемся как вид, верю, что людям нравится кукольная анимация. Потому что, когда смотришь фильм, есть ощущение, что фигурки настоящие, что они осязаемы.  

Я называю это «старомодное чувство волшебства». Вы примерно представляете себе фокус, но мастерство фокусника таково, что в какой-то момент вы все равно верите в магию. Я думаю, что мы делаем нечто подобное. Хотя компьютерные фильмы бывают потрясающими, у зрителя не возникает чувства волшебства, потому что мы все знаем, что это всего лишь компьютерная программа.

— Когда недавно студия Aardman по заказу Sony выпустила компьютерный мультфильм «Секретная служба Санта-Клауса», многим показалось, что вы закончили с производством кукольных картин.

— Пока мы сможем сводить концы с концами, от кукольной анимации Aardman не откажется.  В мире полно студий, которые занимаются компьютерной анимацией - на рынке этим сегодня никого не удивишь. А у нас есть уникальное предложение — мы занимаемся куклами.

Российское кино началось с кукол

17 октября 2008 года The Walt Disney Company (она торжественно отметила 100-летие мультипликации, отсчитав юбилей по дате премьеры «Фантасмагории» французского режиссера-карикатуриста Эмиля Коля).

По другой версии, мультипликация родилась за тридцать лет до этого события, а дату ее рождения следует отсчитывать с 30 августа 1877 года, когда француз Эмиль Рено запатентовал принцип рисованной мультипликации — получение при помощи технических приемов движущихся изображений, иллюзии движения или изменения формы разнообразных объектов живой и неживой природы.

Еще одна дата, которую можно было бы считать рождением анимации, — 1899 год, когда был снят первый сохранившийся мультипликационный рекламный ролик Matches: An Appeal. Или 1906 год, когда компания Vitagraph выпустила один из первых мультипликационных фильмов, снятых на пленку «Смешные лица» Стюарта Блэктона.

Отцом российской анимации долгое время считался выдающийся аниматор Владислав Старевич, а первыми анимационными фильмами — «Жизнь стрекоз» и «Жуки-скарабеи» с участием высушенных насекомых, создание которых датируется 1909 годом.

В 2008 году первенство Старевича в создании русской анимации поставило под вопрос открытие киноведа Виктора Бочарова, обнаружившего пленку, на которой засняты куклы, танцующие балет на фоне неподвижных декораций, датируемую 1906 годом. Авторство фильма принадлежит балетмейстеру Мариинского театра Александру Ширяеву.

Эту запись кукольного спектакля нельзя считать мультфильмом, однако на данный момент фильм Ширяева — первый кукольный фильм в мире. И первый игровой российский фильм в истории: запись Александра Ширяева сделана за два года до появления «Понизовой вольницы», долгое время считавшейся первой русской кинокартиной.


Комментарии
Прямой эфир