Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Гнаться за успехом — все равно что бежать за женщиной, которая от тебя ушла»

Фрэнсис Форд Коппола — о турецкой ракии, истоках неореализма и о том, как он решил стать бедным студентом
0
«Гнаться за успехом — все равно что бежать за женщиной, которая от тебя ушла»
Фрэнсис Форд Коппола. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Марат Абулхатин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

26 апреля на экраны страны выходит фильм «Между» Фрэнсиса Форда Копполы. Перед российской премьерой «Известия» встретились с классиком мирового кинематографа.

Мистер Коппола, говорят, свой будущий фильм вы увидели во сне?

— Однажды я был в Стамбуле — искал город, чтобы снять там историю. Собственно, истории у меня пока не было, но город этот мне ужасно нравится. Там я разговорился с двумя адвокатами о том, что было бы неплохо снять картину в Стамбуле, они мне сказали — слушайте, вы должны попробовать турецкую ракию. В итоге я выпил с ними — и напился так, что, едва вернувшись в свой маленький отель, тут же отключился. И увидел сон — настолько правдоподобный, живой, что подумал: вот же она, история! Может, теперь мне не надо работать и это небеса послали мне вдохновение. Но тут меня разбудил муэдзин, который пел прямо под окном, — было раннее утро, я закрыл ставни и сказал себе: нет, нет, я должен заснуть, чтобы увидеть, чем дело кончилось. Но заснуть уже не смог. Так что  записал то, что успел увидеть, — и это стало основой 

— Вы признались, что сейчас для вас началась новая жизнь. В чем ее смысл?

— Тот успех, который у меня был, стал роковым. Я понял, что уже не смогу соревноваться с собой в прошлом. Это трудно для любого художника — вдруг обнаружить, что всем по-прежнему нравится то, что ты сделал 20 лет назад, но категорически не нравится то, что ты делаешь сейчас. Часто это просто убивает автора — он начинает сомневаться в себе и подстраиваться под вкусы публики. Хуже этого придумать ничего нельзя. Лучшее, что ты можешь сделать, —  измениться. Гнаться за успехом — всё равно что бежать за женщиной, которая от тебя ушла: ты все равно ее не поймаешь. И я решил: не буду затевать очередной блокбастер, а снова стану студентом. Быть студентом — значит быть бедным. Я сделал три фильма, очень малобюджетных, сам писал сценарий к каждому — и эти работы получились очень личными. Теперь снова пишу большой фильм, по масштабу близкий к тому, что делал в прошлой жизни, но чувствую, что умонастроение у него будет совсем другое. 

— Были ли в вашей карьере моменты отчаяния, когда вы переставали верить в себя?

— Конечно, это естественно для художника — ты постоянно себя грызешь: я бездарность, это всё ужасно... Но когда мы читаем письма или монографии величайших людей, чей талант уже прошел проверку временем,видим, что и они всё время сомневались. Я недавно слушал Шестую симфонию Чайковского в Берлине — он не хотел ее заканчивать, считал, что она ужасная, а ведь она великолепна. Неуверенность в себе толкает нас вперед. 

— У вас есть совет для молодых российских кинематографистов? Может быть, они тоже в сомнениях?

— Если они в сомнениях — значит, они хорошие режиссеры. Все творцы чувствительны к тому, как их фильмы будут восприняты. Роберто Росселини, например, страшно расстроился, когда прокатчик разорвал с ним контракт, получив его первую картину «Рим, открытый город» — мол, это не фильм. А сейчас все знают, что из него вырос весь итальянский неореализм. Кино меняется, меняется стиль, а аудитория не любит новое, как дети не любят еду, которую никогда не пробовали: «О, я не хочу это!» — «Просто попробуй!» — «Не хочу. О кей, я попробовал — мне не нравится». Но потом, со временем, они начинают это любить. Также и со зрителями — им нравится то, что привычно.  Нужно время, чтобы новые идеи нашли понимание.

— Творчество вашей дочери вдохновляет вас на новые идеи?

— Когда мы создавали образ Вирджинии в фильме, я точно думал о Софии. У нее в детстве были кривые клыки, поэтому Эль Фаннинг (исполнительница роли Вирджинии. — «Известия») заставили надеть пластинку. Я думал, будет забавно, что маленькая вампирша, девочка-призрак, к тому же гот, носит скобки на зубах — вот у нее вырастают клыки, и пластинка их — чпок! В общем, шутил, как мог, пока не понял, насколько это для меня серьезно.


Жизнь и приключения специалиста по ведьмам

Главный герой «Между» — спивающийся писатель, специалист по ведьмам Холл Балтимор (Вэл Килмер), приезжает в маленький городок на презентацию своего нового триллера. Когда-то как литератор он подавал большие надежды, но после смерти дочери дела идут не ахти как, однако острый творческий кризис не является уважительной причиной для отсрочки ежемесячной выплаты по кредиту.

Заночевавшему в местной гостинице Балтимору ночью является призрак девочки с синим лицом и скобками на зубах, а великий Эдгар Аллан По собственной персоной рассказывает завязку одной зловещей истории, произошедшей здесь много лет назад.

В надежде на продолжение писатель решает задержаться в городе еще на несколько дней. Тем более что и днем здесь можно обнаружить преинтереснейшие штуки — такие как лежащий в городском морге труп той самой девочки из сна. И обитают прелюбопытнейшие персонажи — такие как маньякообразный шериф, литератор-любитель, навязчиво предлагающий себя в соавторы биографического романа «Вампирские казни».

Застрявший между реальностью и сном прагматичный герой Килмера на основе поведанной призраком истории и баек шерифа пытается слепить сюжет романа. Издатель в восторге, но в истории пока не хватает главного — ударного финала...

Комментарии
Прямой эфир