Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Меньшиков — квинтэссенция русского артиста, а Бодров — русской души»

Режис Варнье — о путешествии в Россию, французских девушках и пристрастии к мелодраме
0
«Меньшиков — квинтэссенция русского артиста, а Бодров — русской души»
Фото: REUTERS/Tobias Schwarz FAB/JOH
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат вышла картина «Финишная прямая» Режиса Варнье, в которой французский режиссер, сделавший себе имя как мастер мелодрамы («Индокитай», «Французская женщина» и «Восток-Запад»), отошел от тематики своих знаменитых работ. «Известия» взяли интервью у классика кино. 

— До «Финишной прямой» вы уже сняли две документальные ленты о легкоатлетах. Откуда у вас такой интерес к спорту?

— Я всегда им интересовался. Начиная с 1968 года, с победы Колетт Бессон на дистанции 400 м на Олимпиаде в Мексике. Тогда никто не ожидал ее победы — вообще не знали, кто она такая. Если же говорить о картине «Финишная прямая», то идея родилась в 2003 году, во время чемпионата мира по легкой атлетике, когда я увидел, как готовится к забегу слепой бегун. Меня поразило, что два человека — слепой спортсмен и его зрячий поводырь — были связаны не только физически, но и психологически. Скажу больше — я снимал документальный фильм об атлетах только потому, что не нашел вымышленной истории.

Спорт многолик. Почему именно бег привлек ваше внимание?

— У спринтерского бега есть особенность, которая делает этот вид спорта завораживающим. Спортсмен в большой степени, чем в других видах спорта, борется с самим собой. Изо дня в день на протяжении многих лет жизнь профессионального бегуна подчинена одной идее — пробежать быстрее на какую-нибудь десятую секунды. Кроме того, я считаю, что это очень красиво. 

Эту красоту запечатлела еще Лени Рифеншталь в «Олимпии». В вашей картине красота, все-таки, не самое главное.

— Конечно. Мой фильм — о сопротивлении, о борьбе с обстоятельствами, которые всегда против. Герои «Финишной прямой», Лейла и Янник, — люди абсолютно разные. Но оба пытаются начать новую жизнь вопреки всему, и оба вынуждены искать помощи друг у друга. Женщина, вышедшая из тюрьмы, и талантливый парень, потерявший зрение в автокатастрофе, — тут сказалось мое пристрастие к мелодраме. 

— Сирил Декур, играющий роль Янника, весь фильм носит темные очки. Таким образом вы лишили актера важнейшего выразительного средства. Он не жаловался?

— Да, это непростая задача для актера — научиться играть без помощи взгляда. Когда Рашида (Рашида Бракни, исполнительница роль Лейлы. — «Известия») увидела в одной из сцен Янника , она сказала: «Какой у него взгляд!», хотя, понятно, что его глаза были скрыты за темными очками. Она имела ввиду не собственно взгляд — это оговорка, а выражение лица, позу — словом, язык тела. В этом фильме язык тела очень важен.

 — Центральные персонажи ваших картин всегда противоположности.

— Они необязательно противоположные, просто разные. Например, в «Индокитае» есть Катрин, Тереза и молодая вьетнамка, которая пытается быть французской девушкой. Для развития повествования в каждой сцене сценария должен быть момент конфликта, а конфликт легче решать, если есть внешне противоположные друг другу персонажи.

 — Еще вам нравится сталкивать на площадке актеров разного темперамента. Как Меньшиков и Бодров в «Востоке-Западе».

— В этом случае нужно говорить о двух совершенно разных личностях. Олег — квинтэссенция русского артиста, который получил хорошее образование, в молодости учился музыке, умеет петь, ходил в Консерваторию, классный драматический актер. Дисциплинированный, серьезно относящийся к работе. В нем есть загадка, тайна. А режиссера всегда привлекает перспектива открыть в актере что-то новое. Сергей Бодров — это совершенно другое. Его жизнь оказалось, к несчастью, короткой. Но яркой. Он символ России 1980–1990-х годов, когда страна стала открываться для внешнего мира. Мне показалось, возможно, я ошибаюсь, что в нем было много романтики, меланхолии, того, что называется русской душой. Но в то же время он был устремлен в будущее, открыт для перемен. Есть французское выражение, которым можно подытожить все сказанное: Сергей — честный человек.

— Вы много сделали для развития российско-французских отношений в области кино. Чувствуете особую связь с Россией?

— Да, так получилось, что мои картины в России хорошо принимают. Хотя конечно, своей связью с Россией я, главным образом, обязан ленте «Восток-Запад». Благодаря этим съемкам я много времени провел в России и на Украине, узнал русское кино, русских актеров, русских продюсеров. И неплохо узнал людей. Может, поэтому я и интересуюсь русским кино больше, чем мои коллеги. Что касается фильмов, то я хорошо помню свои детские впечатления от картин «Судьба человека», «Баллада о солдате». А вот современные российские фильмы во Франции, увы, увидеть непросто — разве что на каком-нибудь фестивале. Стараюсь эти редкие возможности не упускать.


Бег с препятствиями

Мастер исторической мелодрамы, завоевавший «Оскар» за «Индокитай» с Катрин Дэнев, и номинированный на премию Американской киноакадемии за «Восток–Запад» (с Сандрин Боннэр, Олегом Меньшиковым и Сергеем Бодровым–младшим), французский без пяти минут классик Режис Варнье, на сей раз выступает в непривычном для себя амплуа. Сюжет — современный, причем круто замешенный на политкорретности, а вместо исторического фона — мир спорта, точнее, некоторый специальный его сегмент: спорт людей с ограниченными возможностями.

Героиня — Лейла (Рашида Бракани), француженка алжирского происхождения чуть за 30, в прошлом легкоатлетка, выходит из тюрьмы, где отсидела приличный срок за непреднамеренное убийство тренера, по совместительству — отца ее ребенка. Мальчика, который тогда был слишком мал, чтобы осознать случившееся, забрал к себе брат убитого. 

И теперь всячески противится вторжению матери в жизнь сына. Тотальное одиночество героини нарушает неожиданная встреча: Яннек (Сирил Дескур), юноша, потерявший зрение в автокатастрофе, в прошлом тоже атлет, после минутного общения почувствовав в Лейле близкую душу, просит стать его тренером в особом виде спорта: беге слепых. 

Из этой завязки, в принципе, могло вырасти все что угодно, но вырастает довольно традиционный вариант мелодрамы, впрочем, скрашенный, как это обычно бывает у Варнье, неочевидными смыслами. 

В связи с «Финишной прямой» вспоминается, как ни странно, ледовое шоу на «Первом канале». Многие известные российские актеры — участники шоу — говорили потом, что это  уникальный опыт партнерства, о котором на сцене, или на съемочной площадке можно только мечтать. Абсолютная зависимость друг от друга превращает людей в единое целое. 

Новый фильм Варнье — о такого рода партнерстве, перерастающем сначала в маниакальную привязанность юноши к более взрослой женщине, а затем — в любовь. 

Но все же главным для режиссера в его девятом по счету фильме стали не отношения между героями, не сюжет, и уж тем более не социальная проблематика. Главное — человеческое тело, которое спорт дисциплинирует и раскрепощает одновременно. 

И то, что герой слепой, позволяет показать движения этого тела в самом неожиданном ракурсе. Вот Яннек бежит по тренировочному полю, пытаясь по голосу Лейлы вычислить, в каком направлении двигаться. Вот она привязывает его руку к своей, чтобы бежать рядом, — синхронность поначалу не возникает: Яннек сбивается и с полосы, и с ритма, но герои повторяют эксперимент снова и снова, пока не получится. Вот юноша на ощупь ставит ногу на панель для низкого старта… 

Бег — это, оказывается, необычайно красиво, столь же красиво как балет, но еще драматичнее. И новый фильм Варнье — не что иное, как объяснение в любви этому виду человеческой деятельности. «В конце XIX–начале XX века бытовало мнение, что все нездоровье идет от головы: тело поглощает отрицательный настрой нашего разума и заболевает. Весь психоанализ, да и не только он, на этом построен. Мне же кажется, что эта связь: дух и тело — работает в обе стороны», — говорил режиссер в интервью «Известиям» на российской премьере фильма, состоявшейся прошлым летом на кинофоруме в Санкт-Петербурге. 

И хэппи-энд, возникающий здесь, как и положено в уважающей себя мелодраме, — не просто счастливое завершение всех злоключений героев. Это та самая связь между духом и телом, которую Лейла и Яннек, несмотря на пережитые катастрофы, сумели восстановить. И которая теперь, наверное, уже не прервется. 

По закону парных случаев через полгода–год мы сможем увидеть российскую картину на схожую тему. Правда, там пара сложена наоборот: молодой мужчина тренирует пожилую женщину для участия в марафоне. Режиссер — Карен Оганесян («Я остаюсь», «Домовой», «Пять невест»), в главных ролях Михаил Пореченков и Екатерина Васильева. Интересно будет сравнить. 


Комментарии
Прямой эфир