Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вторая жизнь Фрэнсиса Форда Копполы

«Крестный отец» современного Голливуда представил в Москве автобиографический фильм ужасов и дал мастер-класс
0
Вторая жизнь Фрэнсиса Форда Копполы
фото: ИЗВЕСТИЯ/Марат Абулхатин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москву приехал великий Фрэнсис Форд Коппола, чтобы лично представить свой новый фильм, а также набрать материал для своей следующей работы, о которой грезит последние 15 лет. 

В конференц-зале гостиница «Украина» мастера ждали нервно, с благоговением сжимая в руках диски с трилогией «Крестный отец» и «Апокалипсисом сегодня». «Идет!», — волна прошлась по залу. Нервные привстали, стойкие дрогнули. В зал вошел сам Фрэнсис Форд.

Приезд Копполы оказался событием исключительным даже на фоне недавнего визита Джеймса Кэмерона с «Титаником». Вместе со Спилбергом, Лукасом и Скорсезе он придумал тот Голливуд, который мы знаем сегодня. Без успеха «Крестного отца», «Челюстей», «Звездных войн» киноиндустрия была бы другой.

Twixt или, как у нас перевели эту картину — «Между» — работа любопытная. Главный герой — спивающийся писатель (Вэл Килмер), пребывает в городок, в котором однажды останавливался сам Эдгар Аллан По. Ночью писателю снится странный сон — ему является призрак великого писателя, чтобы поведать историю об убийстве, произошедшем в городе много лет назад.

Мистическим хоррором «Между» кажется только в неловком пересказе. Как утверждает Коппола, его фильм — своеобразное возвращение к истокам, к дешевым ужастикам категории B, с которых начиналась его режиссерская карьера.

В новой работе Коппола ловко жонглирует жанрами и стилями. В нарочито небрежное, дешевое мистическое чтиво, состоящее сплошь из отработанных клише, вдруг вклинивается трагикомичный производственный сюжет из жизни спивающегося писателя.

Герой Килмера пытается заинтересовать издателя сюжетом, поведанным ему во сне классиком и выбить из издателя задаток. Жена по скайпу требует денег, издатель —внятную историю. А чтобы набросать синопсис, писателю нужно снова и снова погружаться в сон — финал никак не дается.

В комичный сюжет вдруг вторгаются автобиографические мотивы, задающие картине новое измерение: писателю мерещится эпизод трагической смерти его дочери. И этот эпизод почти дословно воспроизводит несчастного случая, который произошел с сыном Копполы.

«Новый Коппола» не похож ни на «Крестного отца», ни на «Дракулу» и для большинства присутствовавших, "Между", скорее, досадное недоразумение, очередная неудача мастера. Общий скептический настрой поддержал даже представитель компании Caravella DDC, которая выпускает в фильм в прокат, бросивший как будто случайно, что приезд такого дорого гостя, как Коппола уже стоит вероятной финансовой неудачи его картины в прокате. Сам Коппола, отлично уловивший настроение зала, скептических настроений не поддержал. Он не скрывает, что его новая работа – это, скорее, очередной эксперимент.

Сам Коппола, отлично уловивший настроение зала, скептических настроений не поддержал. Он не скрывает, что его новая работа — это, скорее, очередной эксперимент:

- Последние три картины («Молодость без молодости», «Тетро», «Между» - «Известия») я снял, чтобы расквитаться со своей прошлой карьерой и начать нечто новое. Понимаете, очень трудно конкурировать с самим собой сороколетней давности. И я, конечно, отдаю себе отчет в том, что уже вряд ли сниму такой успешный фильм как “Крестный отец”.

В конце концов, все переживали разочарования – Феллини страшно переживал, что после “Джульеты и духов” его фильмы перестали пользоваться успехом. Теннеси Уильямс ужасно страдал, когда критики разносили в клочья, считая, что ничего близко к “Трамваю “Желания” не написал. Я не хочу становится старым ворчуном, я снова хочу стать молодым. Поэтому, пять лет назад я поехал в Румынию, снимать на крошечный бюджет “Молодость без молодости”. Денег не было даже на аренду вагончиков, и мы мерзли на улице, как в юношеские годы. Знаете, лучший способ помолодеть – это снова лишиться денег. И сейчас я пишу новый сценарий большого фильма и пишу совершенно по-другому. Раньше я так не писал, это точно. Пытаюсь начать вторую жизнь.

Об этой новой грандиозной картине, которая затмит все его шедевры, Коппола грезит давно — 14 лет назад в интервью французскому журналу Les Inrockuptibles он назвал свой будущий проект «Мегаполисом». Сегодня Коппола признался, что внутренне готов к осуществлению главного проекта жизни:

— Для этого мне требуется изучать важнейшие моменты истории XX века — отчасти поэтому я здесь. У каждой эры есть свой мотив и свой смысл. Действие будет происходить в Нью-Йорке и охватит 100 лет — с 20-х годов XX века до 20-х годов XXI-го.

Покинув журналистов, которые к финалу пресс-конференции готовы были простить мастеру любые эксперименты, невозмутимый Коппола отправился давать уроки жизни российским режиссерам.

«Воруйте все, что вам понравилось. Все равно вы снимете это по-своему»

Мастер-класс Копполы прошел в зале гостиницы «Украина», мест в котором было куда меньше, чем желающих внимать кинематографической мудрости. Модератором встречи стал телеведущий Юлиан Макаров. Но после второго вопроса от него режиссер поинтересовался: «А это тоже студент?». Пристыженный ведущий тут же передал инициативу зрителям.

Теми, разумеется, был задан вопрос насчет 3D и новых технологий. Коппола сказал, что главная новая технология — это цифровая съемка, и что он еще 30 лет назад предвещал приход «цифры» в кино. А вот к 3D создатель «Крестного отца» относится спокойно. Сейчас это актуально, но «будущее — не за 3D с очками».

По мнению мэтра, рано или поздно кино будет подобно опере, которой дирижер управляет в «прямом времени», здесь и сейчас. Имея кусочки цифровых файлов, режиссер будет «собирать» фильм прямо перед зрителями, специально для тех людей, которые сейчас в зале, ориентируясь на их реакцию и эмоции.

Еще одна, по мнению Копполы, возможная перспектива для кино — объединение с театром. Всем молодым режиссерам он советовал начинать с постановок одноактных пьес, поскольку так можно научиться работать с «двумя главными составляющими кино — сценарием и актерами». Монтаж, камера и прочие киноухищрения, по его мнению, вторичны.

Любовь к театру проявилась и в восхищении актерской игрой, которая для Копполы особенно важна. Он всегда старается сидеть на съемочной площадке так, чтобы актеру не приходилось искать его глазами. Слухи о беспричинных капризах голливудских звезд Коппола развеял, объяснив любое плохое поведение актеров «неуверенностью». 

— Режиссер — защитник актера! — заявил Фрэнсис Форд и тут же вспомнил про изводившие всех опоздания Марлона Брандо на съемочную площадку «Крестного отца». Впрочем, в искренности маэстро усомниться было сложно. Глаза режиссера горели любовью, когда он нахваливал юную Эль Фэннинг, с которой он работал на фильме «Между».

Еще одна важная тема для Копполы — независимый кинематограф. Пятикратный обладатель «Оскара» предпочитает недорогое независимое кино и категорически не любит римейки и сиквелы. «В «Крестном отце» все закончилось уже в первой части. Вторая часть делалась исключительно по желанию студии и коммерческим соображениям».

Молодежи Коппола советует снимать только «личное», а не «индустриальное» кино. И, кстати, не видит ничего плохого в том, что юные режиссеры заимствуют в поисках своего стиля какие-то находки из чужих фильмов: 

— Воруйте все, что вам понравилось в других фильмах! Все равно вы будете снимать это по-своему и пропустите через себя. 

Также Коппола посоветовал не бояться сомнений: 

— Все великие художники сомневались в себе. Ну разве что кроме Пикассо. 

Помимо кино и театра Коппола любит литературу («Я предпочел бы быть писателем»), вино («На съемках “Между” мы немало выпили; ну, разве что, кроме 12-летней Эль Фэннинг») и музыку.

В подтверждение последнего Коппола попросил свою помощницу принести его iPad, подключил его к микрофону и продемонстрировал песню в своем исполнении. Музыкальность у Копполы в крови: его отец был флейтистом в оркестре Тосканини.

На вопрос о том, какую книгу режиссер мечтал экранизировать в юности, Фрэнсис Форд неожиданно назвал «Степного волка» Гессе. Впрочем, по его словам, в молодости его больше интересовали девочки и машины. А потом — как заработать столько, чтобы и того, и другого было побольше. 

Сегодня Коппола живет в свое удовольствие: снимает среднебюджетные независимые картины, производит собственные вина и с удовольствием общается с молодежью. Однако сценарии молодых кинематографистов не читает: 

— У меня слишком много детей и племянников — и все они, представьте, тоже пишут сценарии! Я не успеваю их читать и рекомендовать студиям.

О своих детях — особенно о Софии Копполе — Фрэнсис Форд говорил с явным удовольствием. Рассказал, что всегда возил их с собой на съемки, потому им не пришлось учиться режиссуре.

Завершая встречу, Коппола посетовал, что мысли молодежи слишком заняты тем, как попасть в киноиндустрию, а не тем, как делать хорошее кино. 


Комментарии
Прямой эфир