Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Датско-шведский политик сжег Коран в трех разных местах Копенгагена
Мир
Лавров провел телефонные переговоры с главами МИД Израиля и Палестины
Происшествия
На МКАД автомобиль врезался в остановку
Мир
Британская авиакомпания Flybe заявила о банкротстве
Мир
WSJ обвинила Израиль в атаке на военный завод в иранском Исфахане
Мир
Офицер разведки США заявил об «имитации» НАТО военной помощи Украине
Мир
Ведущая Welt перепутала Красную армию с организацией немецких радикалов
Мир
Киев внес в санкционный список химические и транспортные компании РФ и Белоруссии
Общество
Умер создатель кота Леопольда художник Вячеслав Назарук
Мир
Супруга Ассанжа заявила о его плохом физическом и психологическом состоянии
Мир
Эрдоган допустил шокирующее для Швеции решение по членству Финляндии в НАТО
Мир
МИД Израиля отказался комментировать атаку на военный завод в иранском Исфахане

Выбери меня

Председатель «Деловой России» Борис Титов — о том, чем плоха стратегия «стабилизации»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мы лоббируем интересы несырьевого бизнеса, а значит, как мы верим, и лучшее будущее для нашей страны. Отшумели выборные баталии, и вместе с ними завершился целый этап нашей работы с властью, который можно условно назвать «Обозначение главных направлений». (Кстати, предыдущий этап, когда мы требовали отставки Кудрина, назывался «Развенчание мифов».)

В постоянном диалоге с министерским уровнем правительства и в периодическом — с его председателем мы доказывали, что этап «стабилизации», «расчистки завалов 1990-х»  был успешно завершен уже в 2005–2006 году и сейчас уже мы сильно в нем пересидели, эта политика отработала своё, ресурс, несмотря на высокие цены на нефть, исчерпан и страна прямехонько сваливается в застой. Сегодня нужно срочно от «антикризисного управления» переходить к управлению развитием, а это требует абсолютно иных стратегии, идеологии, программы, других менеджеров.

Причем если в середине 2010-х можно было говорить о мягких эволюционных реформах, то сегодня, когда мы до такой степени замкнулись на сырьевую модель, централизовались и огосударствились, конкуренция находится на таком низком уровне, что частный бизнес покидает страну. И для того чтобы убедить его остаться, а еще лучше — привлечь новые инвестиции, нам необходимо принять очень радикальные меры: Путин практически должен совершить экономическую революцию.

«Деловая Россия» предложила свой сценарий такой революции, и в результате многочасовых обсуждений Путин в своих предвыборных статьях и выступлениях сформулировал следующие предложения.

1. Главным KPI в экономике должна быть высокопроизводительная занятость — через 20 лет в стране должно быть 25 млн рабочих мест с производительностью каждого 3 млн рублей. 

2. Для того чтобы этого достичь, нужно не таргетировать макроэкономические показатели, а:

— улучшать деловой климат: совершить 100 шагов вперед в рейтинге Doingbusiness — а это комплексное изменение ситуации и с коррупцией и бюрократией, судебная реформа и многое другое;

— совершить «налоговый маневр» — оптимизировать налоги на производство, создав стимулы к развитию, и компенсировать выпадающие доходы бюджета за счет повышения и реструктуризации налогов на потребление, в первую очередь «престижное», и налогов на природную ренту;

— совершить «новую индустриализацию», создав 10–15 территориально-отраслевых комплексов как первых очагов возрождения российской промышленности.

Если сюда добавить еще и масштабное развитие инфраструктуры, о которой Путин тоже говорил, но пока без обозначения конкретных KPI, то вот она — комплексная система программ, которая приведет к созданию в стране «новой экономики».

Но....

Сегодня надо приступать к следующему этапу — формированию «дорожных карт» по каждому из этих направлений. Однако противник не сдается. Опять идет попытка «старой гвардии» убедить Путина, что развитие может дестабилизировать ситуацию, несет за собой неоправданные риски. Что главное — это стабильность бюджета, и если есть у нас проблемы, то решать их надо за счет повышения нагрузки на бизнес.

Ну, во-первых, повышение ЕСН, против которого мы ложились на рельсы, со всей убедительностью показало, что с бизнеса у нас в стране больше взять просто нечего — повышение налогов не только не дает новых поступлений, а ведет к убыткам бюджета (минус 740 млрд рублей — цена этого решения). Бизнес или закрывается, или уходит в тень.

Во-вторых, действительно риски высокие. Но они ниже, чем риск окончательно оказаться в застое и рухнуть с падением цен на нефть.

Мы в бизнесе хорошо знаем, что такое инвестиционный риск. Для того чтобы выйти на новый уровень развития, вначале нужно утвердить стратегию, выстроить программу, создать управленческую структуру и вложить деньги  — иначе развития не будет.

Даже мой небольшой пример — шампанское «Абрау-Дюрсо»: сегодня мы производим в четыре раза больше продукции, чем пять лет тому назад, и получаем в 10 раз больше прибыли, а по рабочим местам уже давно достигли того самого KPI — они у нас все высокопроизводительные и неплохо оплачиваемые, в три раза выше, чем в среднем по стране.

Это азы корпоративного управления, но это и азы для развития экономики в целом. У проекта «Россия» очень много потенциальных ниш роста — и импортозамещение, и углубление переработки сырья, и сельское хозяйство, и транзитный потенциал, мы уже не говорим о высокотехнологических отраслях, где мы еще не потеряли основы. Стоит только продумать программу, выстроить управление и вложить ресурсы — мы можем показать двухзначные цифры роста.

Для реализации такой программы к традиционной системе министерств и ведомств должны присоединиться специальные институты. Например, Администрация промышленного развития — идея ее создания родилась в «Деловой России» и как раз сейчас прорабатывается с правительством. АПР будет заниматься кластерной политикой, созданием очагов экономического роста.

Кроме того, в новое правительство должны войти люди, которые понимают, что такое инвестиции, реальные бизнесмены. Если в старом правительстве ценились люди, которые сумели сохранять, сберегать, то есть антикризисные управленцы, то теперь должны быть востребованы в первую очередь те, кто готов рисковать, вкладывать средства, чтобы получить конкретные результаты.

Сегодня Путин должен выбрать: или остаться с теми, кто находится в плену старой стратегии, стратегии «стабилизации», которую они осуществляли столько лет и от которой так трудно, особенно в условиях высоких цен на нефть, отказаться.

Или Путин выберет партию развития — тех, кто за оправданный хорошо просчитанный  риск решительных и энергичных реформ, которые приведут страну в новое состояние — состояние одной из ведущих в мире стран по конкурентоспособности, эффективности и уровню жизни.

Мы уверены, Путин выберет второй сценарий — он не побоится выбрать активный путь, путь борьбы и риска, в конце которого лежит благосостояние и величие страны.

Мы уверены, он хорошо понимает: «Кто не рискует — тот не пьет шампанского».

 Автор — председатель «Деловой России»

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир