Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
СМИ сообщили о 200 погибших в Сирии и Турции в результате землетрясения
Происшествия
Губернатор Калужской области сообщил о взрыве беспилотника на высоте 50 м
Мир
В США девушка погибла в результате стрельбы на рэп-концерте
Мир
В МИД Китая заявили об ущербе отношениям с США после инцидента с шаром
Мир
Рябков заявил об отсутствии контактов спецслужб РФ и США по Украине
Мир
В АТОР заявили об отсутствии российских туристов в зоне землетрясения в Турции
Происшествия
Грузовое судно с российским экипажем загорелось в водах Вьетнама
Экономика
В России ужесточат правила строительства отелей
Мир
Зеленский заявил о работе по увеличению поставок оружия от Запада
Мир
Арнольд Шварценеггер сбил велосипедистку в Лос-Анджелесе
Армия
Экипажи ударных вертолетов Ми-28н уничтожили опорные пункты ВСУ
Мир
Включенная в список ЮНЕСКО крепость обрушилась при землетрясении в Турции

«На первых порах не мог поймать мишень в прицел»

Евгений Гараничев — о нынешних холодах, ненужных промахах и о конкуренции с Бьорндаленом
0
«На первых порах не мог поймать мишень в прицел»
фото: REUTERS
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Биатлонист сборной России Евгений Гараничев принес сразу три медали на предыдущем этапе Кубка мира в Холменколлене. Сейчас он рассказал «Известиям» о несостоявшейся карьере лыжника, отношениях с чемпионами и роковом промахе в Антерсельве.

— Вы были подающим большие надежды лыжником. Почему решили перейти в биатлон?

— Я вырос в поселке Новоильинском Нытвинского района Пермского края. В первом классе родители записали меня в лыжную секцию к тренеру Ивану Снегиреву, у которого я занимался до 20 лет. Выиграл золотую и серебряную медали в эстафетах на юношеском и молодежном первенствах мира. Но во время перехода из молодежной во взрослую категорию прежний наставник лыжной сборной России Юрий Бородавко не нашел для меня места в основной команде.

А в Перми никаких условий для спортивного роста не было — ни денег, ни сборов, ни экипировки. Спасибо моему земляку Владимиру Аликину, который тогда руководил национальной мужской командой по биатлону. Он испытал меня на стрельбище завода «Молот» и посоветовал переехать в Тюмень к моему нынешнему тренеру Максиму Кугаевскому. А с моим первым учителем Иваном Игоревичем мы по-прежнему дружим.

— Долго осваивали стрельбу?

— Сначала было непривычно, особенно в стойке. Волновался, не знал, как правильно унять дыхание и напряжение в руках, мишень не мог поймать в прицел. Половина пуль уходила мимо. Но с тренером по стрелковой подготовке Павлом Муслимовым мы постепенно решили эту проблему. А в сборной со мной хорошо поработал старший тренер мужской команды Андрей Гербулов. Сейчас уже нет того мандража, даже если прихожу на рубеж в плотной группе.

— Помните дебют в сборной страны?

— Это было год назад в итальянском Антхольце-Антерсельве. Я занял 13-е место в спринте, благодаря чему тренеры поставили меня на второй этап эстафеты. В ней мы финишировали четвертыми.

— Авторитет именитых Бьорндалена, Свендсена, Фуркада и прочих звезд не давил?

— Если их бояться, лучше на лыжню вообще не выходить. Они заслуживают уважения, но на старте мы равны — что чемпион, что дебютант. И только гонка всех расставляет по своим местам.

— Год назад вы упустили шанс стать чемпионом Всемирной Универсиады в турецком Эрзуруме.

— Думаю, так бы оно и было, если бы судьи не оштрафовали меня на 30 секунд за фальстарт в гонке преследования и фактически не отобрали золото. Организаторы сами тогда напортачили. Поставили на старте только одни часы, без обратного отсчета времени, не убрали фишки. Вот я и ошибся: ушел на секунду раньше положенного.

— Часто ли рвете с места в карьер?

— Пытаюсь себя контролировать.

— На этапе Кубка мира этого года в Холменколлене вам удалось выиграть три призовых места в личных гонках. А как обстоят дела с командными соревнованиями?

— Если вы имеете в виду январскую эстафету в Антерсельве, в ней я действительно допустил ненужный промах и оставил команду без медали. Надеюсь, еще будет шанс исправиться.

— После таких неудач долго переживаете или выкидываете мысли об ошибках из головы?

— В тот раз я немного расстроился, что подвел команду. Но ребята и тренеры поддержали. Сказали, что в этом нет ничего страшного, что такое может случиться с каждым. И посоветовали быстрее забыть о злополучном промахе.

— В этом сезоне только второй раз этап Кубка мира проходит в сильный мороз. Не все спортсмены любят холодную погоду. А вам при какой погоде комфортнее соревноваться?

— Действительно, в Контиолахти по ночам серьезно прихватывает. А высокая влажность усугубляет 25-градусный мороз. Из-за этого тренеры уже отменяли утренние тренировки. Многие биатлонисты отвыкли от такой стужи, ведь в Европе температура редко опускается ниже минус 10. Но я в принципе к холодам привычный. На Урале и в Сибири не такое бывает. Просто в холодную погоду нужно брать с собой на стадион побольше теплых вещей, чтобы после финиша переодеваться в сухое и не мерзнуть.

— Во время сезона сильно скучаете по дому? Чем занимаетесь первым делом, когда приезжаете в родной поселок?

— Чтобы сильно не скучать, общаюсь с родными по интернету. А летом помогаю родителям на огороде, хожу на речку, отсыпаюсь. Но вообще, отпуск у нас короткий, хочется всё успеть. Когда убегаю к друзьям, мама обижается: «Сыночек, ты так редко бываешь дома, побудь немного с нами»…

— Кого можете назвать своим главным болельщиком?

— Конечно, родителей и мою девушку. Мы с ней живем в Тюмени в служебной квартире. Когда познакомились с Людмилой, она никакого понятия о биатлоне не имела. А теперь неплохо разбирается. Правда, за меня сильно переживает и не любит смотреть гонки с моим участием.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир