Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Статья В.В. Путина «Россия: национальный выбор» поставила проблему наболевшую и за 20 лет «шестой Руси» неотвеченную и нерешенную. И вряд ли данная статья содержит все рецепты успешных решений. Хотя немало новых для таких решений тезисов она содержит. Начнем с истории.

Российская империя, как и другие исторические империи, — результат завоеваний. В этом ее сходство с этими «другими». Различие — в том, что за завоеванием шла позитивная колонизация: новые территории не эксплуатировались ради Москвы или Петербурга, а развивались (экономически, социально, культурно), осваивались позитивными цивилизационными элементами. Создавались национальные кадры ученых, учителей, инженеров, композиторов, писателей, художников. Элита «присоединяемых» становилась элитой империи, т.е. российской элитой, в составе которой, например, кавказских князей было намного больше, чем русских. Родство русской элиты с «инородной» признавалось полностью приемлемым и позитивным, так что «полуармянское» происхождение А.В. Суворова или «полугрузинское» А.П. Бородина не умаляло их славы и величия.

Важно то, что позитивность всех сторон колонизации шла от русского источника, который затем обогащался колонизуемыми составляющими и нес в себе как смыслы европейской, так и смыслы русской культуры, не только усвоившей европейские стандарты, но и влившей в них свои выдающиеся достижения, ставшие образцами мировой культуры. Этот вклад своего (русского), а также усвоенного европейского и даже во многом превзошедшего его, очевиден и сегодня в исторической и культурной памяти отпавших от нас в 1991 году народов. Но если не лукавить, это был вклад той культуры, которую принес в Россию Петр I, и которую до мировых образцов довели послепетровские поколения, сохранив их общеевропейские черты, но отвоевав им статус великой русской культуры. В.В. Путин абсолютно прав, считая, что эта великая культура объединяла, скрепляла многонациональную необъятность России.

Затем был 1917 год. Увы, огромную часть носителей этой новой, уже вполне российской (а не только русской) культуры «товарищи» либо вынудили Россию покинуть, либо уничтожили. Как точно отметил в одной из своих недавних статей С.А. Караганов: «В 1917 году именно неконкурентные слои победили в России, после чего принялись систематически уничтожать слои конкурентные». Эти «неконкурентные слои» понесли в «окраины» России не культуру, а порядок, который в качестве человечества, заслуживающего жизнь, признавал только «неконкурентных» («гегемонов», «выходцев из бедных многодетных», «социально близких» и т.д.). Не случайно Путин пишет, что «у многих в головах еще не закончилась гражданская война». Это хотя и деликатное, но важнейшее для понимания нашей национальной проблемы признание.

Порядок «неконкурентных» насаждался и поддерживался беспощадной силой под контролем русских (именно «смотрящие» русские были вторыми секретарями ЦК и обкомов союзных и автономных республик). Как только эта беспощадная сила во второй половине 80-х ослабла, попытка внедрить, например, в Казахстане такого очередного «смотрящего» обернулась мятежом казахов, что говорило не о казахском национализме, а о неприемлемости этого порядка «неконкурентных».

То же самое прокатилось по всей Прибалтике, которая вряд ли отрицала величие Достоевского (полуполяка), Айвазовского (армянина), Рубинштейна (еврея), Бердяева (русского), которые вместе и есть великая русская культура. Прибалтика отринула другое — ту самую описанную в путинской статье ситуацию, когда «государственные структуры не выполняют своих прямых задач — не защищают жизнь, права и безопасность граждан». Это «конституционное» беззаконие упомянутых структур создало долгосрочное антирусское настроение у прибалтов. Но такое же беззаконие нынешних российских госструктур создает сегодня в России ситуацию нарастающего гражданского взрыва. И вновь В.В. Путин прав в том, что это нарастание может и будет «паразитировать на теме «национального» угнетения русских», чтобы «облечь обоснованный общественный протест в самую примитивную и вульгарную форму межнациональных беспорядков».

Сказанное ведет к выводу о том, что не просто коррупционное, а явственно криминальное поведение наших госструктур накаляет ситуацию, которой могут успешно воспользоваться националисты. Они ведь сумеют организоваться раньше, чем пока еще только нарождающееся у нас гражданское общество. Очистить эти госструктуры, навязывающие нам порядок нового «конституционного беззакония», — задача не просто важнейшая, но прямо предшествующая решению национальной проблемы.

В среде тотальной Кривды ожидать межнациональной любви и согласия наивно. Но изменение госструктур — лишь один из вопросов, которые особенно важны для поднятой В.В. Путиным проблемы. О других — в следующих статьях.

Автор — заместитель научного руководителя Высшей школы экономики.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...