Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«По поводу установки сверху не знаю. Больше волнует продуманность нападок оппозиции»

Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев рассказал «Известиям», что думает о решении ЦИК забраковать подписи, собранные им в свою поддержку
0
«По поводу установки сверху не знаю. Больше волнует продуманность нападок оппозиции»
фото: РИА НОВОСТИ/Алексей Дружинин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центризбирком, скорее всего, откажет в регистрации губернатору Иркутской области Дмитрию Мезенцеву. Секретарь ЦИК Николай Конкин сообщил, что ЦИК прекращает проверку подписей, собранных Мезенцевым в свою поддержку, в связи с тем, что их после проверки первой партии осталось меньше положенных 2 млн. Источник в штабе кандидата в президенты рассказал «Известиям», что несданными оказались 155 тыс. подписей — их не успели заверить у нотариусов. Возможно, они и решили судьбу почти уже экс-кандидата в президенты России. Сам Мезенцев сообщил «Известиям», что после этого эпизода будет настаивать на внесении поправок в избирательное законодательство.

— Дмитрий Федорович, что вы обо всем этом думаете?

— Подписные листы были подготовлены к представлению в ЦИК добросовестно! Количество недействительных подписей составило 3,92%, или 15 680. Об этом меня 23-го, сегодня, предварительно проинформировали в ЦИКе. Количество же достоверных подписей — 1 млн 991 тыс. 113. Формально до двухмиллионного рубежа не хватило менее 9 тыс. подписей.

— Как получились недостоверные подписи, если вы все сделали, как говорите, добросовестно?

— Если в подписном листе указывается вместо «Ангарская, дом 5» «Ангарская, 5», то подпись будет забракована. Потому что вы обязательно должны написать «дом 5». И так в 2 млн случаев. Это уровень претензий и даже определенного давления на сборщиков и на предвыборные штабы.

— Сколько вы уже истратили на свою кампанию?

— Менее 10 млн рублей.

— Вы говорили, что принесли в ЦИК свыше 2 млн 66 тыс. подписей. В итоге на рассмотрении у комиссии оказалось 2 млн 6 тыс. подписей. Куда делись 60 тыс.?

— Это к вопросу о букве, духе и «справедливости» избирательного закона. Мы допустили превышение по ряду субъектов, набрав в некоторых из них более 50 тыс. подписей. Поэтому их даже не рассматривали. Получается, что люди, высказав свое мнение в мою поддержку, лишились этого права. Их отсекли формальные надуманные «границы». Для пятимиллионного Петербурга и маленького автономного округа — одинаковый предел сбора подписей.

— Получается, что кто-то в вашем штабе работал непрофессионально, раз не знал об избирательном законе, где черным по белому сказано о верхней планке в 50 тыс. подписей?

— Знал, но если мы в ряде субъектов оформили подписи, заверив их нотариально, то как рубить по живому?

— С Чуровым разговаривали по поводу сложившейся ситуации?

— Нет.

— А с кем-нибудь в Кремле или Белом доме?

— Думаю, буду разговаривать. Позднее. И не по поводу, как вы говорите, сложившейся ситуации, а по поводу совершенствования избирательного законодательства. Избирательный марафон должен крепить веру людей в закон, а не быть поводом для домыслов.

— То есть вы за изменение избирательного закона?

— Приветствую те предложения, которые прозвучали в послании главы государства Федеральному собранию. Это шаги по реальной демократизации и снижению ненужной напряженности в политическом поле, а в ряде случаев борьба с неверием людей в справедливость.

— Тем не менее вы одобрили действия ЦИК. Они могли закрыть глаза на такой незначительный брак. Была установка сверху?

— По поводу установки сверху не знаю. Больше волнует другое: продуманность жестких нападок представителей несистемной и «системной» оппозиции: «Солидарности», «Демвыбора», справедливороссов. 

— Оппозиция, по-вашему, причастна к скандалу в МИИТ? (активисты «Демвыбора» якобы смогли заснять в одной из аудиторий  МИИТ сторонников Мезенцева с подписными листами, на которых были указаны паспортные данные граждан без подписей и даты).

— А вас не удивляет, что нападение на наш штаб дважды касалось только кандидата от действующей власти, хоть и беспартийного? А информации о том, как собирают подписи другие кандидаты, в прессе так и не появилось? Реальный факт предвыборной гонки этого года — та форма давления, которая была оказана на нас в нарушение писаных или неписаных норм политической культуры. Это плохой вклад в ее развитие.

— Что бы вы хотели сказать ЦИК?

— Не разочаровывать избирателей. Быть предельно выверенными в соблюдении законодательства, учитывая его букву и дух.

— Какие ощущения испытываете?

— Такие же, как и прежде — желание работать. Совершенно понятно, что для меня как главы региона приоритеты не изменились. Есть фундамент работы на каждый день. И задача быть более настойчивыми, последовательными и смелыми в представлении того опыта и мнения регионов, которые не всегда учитывались федеральным центром.

Комментарии
Прямой эфир