Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гормли уронили и вернули на место

В России и Австрии показывают чугунных красавцев от крупнейшего скульптора наших дней
0
Гормли уронили и вернули на место
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Эрмитаже завершается выставка британского скульптора Энтони Гормли «Во весь рост» — небольшая по размерам, но огромная по своему значению. В каком-то смысле это одна из самых радикальных выставок в истории главного музея страны.

Выставка, открытая до 15 января, занимает всего два зала в помещениях Нового Эрмитажа — Римский дворик, где выставлены работы 61-летнего Гормли, и Зал Диониса, где девять античных скульптур из собственной коллекции Эрмитажа сняты с традиционных постаментов и поставлены прямо на пол. Так зритель, привыкший взирать на антиков снизу вверх, получает редкую возможность столкнуться с ними нос к носу — с тем, чтобы в соседнем зале уже оказаться на одном уровне с людьми из чугунных кирпичей.

15 фигур слеплены по лекалам самого Гормли, но внешне они выглядят так, словно сошли с плохо настроенного компьютерного экрана, чьи разболтавшиеся пиксели подвергли человеческое тело радикальной трансформации.

Гормли часто использует собственное тело в качестве модели для своих скульптур. Так было и с многочисленными статуями, наводнившими пляж в Кросби-Бич вблизи Ливерпуля, и с персонажами, оккупировавшими в рамках инсталляции «Горизонт событий» крыши лондонских или нью-йоркских домов («Горизонт» в свое время обещали привезти и на московское биеннале современного искусства, но столичные власти воспротивились столь тесному общения населения с актуальными формами прекрасного).

По лекалам собственного тела сделаны и фигуры, которые Гормли расставил по склонам Австрийских Альп. В районе Форарльберга, между Брегенцем и Лехом, на площади в 150 кв. км стоит 100 чугунных персонажей, лишь небольшими деталями отличающихся друг от друга. Все они находятся на тщательно вымеренной высоте в 2039 м, взгляд каждой направлен в новую точку горизонта: инсталляция называется Horizon Field, что можно перевести как «горизонтальный охват».

Ко многим можно подойти близко — фотографироваться со скульптурами уже стало обязательной программой для простодушных туристов, — но некоторые остаются в буквальном смысле слова неприступными. Скульптуры порой расположены далеко от канатных дорог и лыжных трасс, на таких крутых склонах, что лучше все же сохранять по отношению к ним дистанцию, чем пытаться приблизиться к каждой в слабой надежде приобнять фигуру за плечо. Не зря скульптор мыслит их стражами Альп, охраняющими и наблюдающими, панибратству здесь не место.

Население местных коммун голосовало по поводу участия в проекте Гормли — некоторые сочли его слишком опасным для экологии гор (сегодня, впрочем, о таких редких отказах скорее жалеют). Проект завершится в апреле этого года, но уже сейчас наиболее нетерпеливые зрители пытаются приблизить час финиссажа, закрытия выставки. Не так давно в Альпах неизвестные попытались вытащить из земли одну из скульптур Гормли, где она крепится особыми штырями, и даже смогли повалить ее на землю. Но дальше дело не сдвинулось: каждый артефакт весит 640 кг, на альпийские склоны скульптуры доставляли вертолетом. Стража вернули на место, злоумышленника не нашли.

Возможно, эта история с низвержением прекрасного понравится самому Гормли. В итоге его диалоги с историей искусства, как это происходит сейчас в Эрмитаже, или с природой, как в альпийских горах, имеют одну цель: диалог с современниками. Актуализировать уже существующий язык или создать новый — задача не из легких, но выполнимая.

Парадоксальным образом в классическом музее, достаточно знаменитом, чтобы жить лишь на проценты от своей славы, этот диалог начать даже сложнее, чем на высоте 2039 м. Зато продолжить, оказывается, легче.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир