Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Беглый раб» и «Бассейн в гареме» вернулись к зрителям

Выставки одного произведения в Эрмитаже доказывают, что минимализм не враг содержанию
0
«Беглый раб» и «Бассейн в гареме» вернулись к зрителям
В таком состоянии была найдена скульптурная группа Владимира Беклемишева «Беглый раб». Фрагмент, 1891. Фотография предоставлена пресс-службой Государственного Эрмитажа
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Эрмитаже проходит сразу несколько выставок одного произведения. Так, в Аполлоновом зале (он сразу за Большим Тронным) показывают отреставрированное «Благовещение» Чимы де Конельяно из коллекции Эрмитажа. В Итальянском кабинете — «Бога-отца» Джотто из городского музея в Падуе. Появление Джотто в России стало одним из главных событий сезона («Известия» расскажут об этом отдельно). А в 168-м зале Зимнего дворца показывают недавно найденную скульптуру Владимира Беклемишева «Беглый раб». Многие десятилетия она была замурована в стене Эрмитажа, о ее существовании никто не знал.

К числу «одиночных» выставок можно причислить и «Бассейн в гареме» француза Жана-Леона Жерома (1824–1904). Его показывают в окружении других работ академиста, хранящихся в Эрмитаже, таких как «Дуэль после маскарада», «Генерал Бонапарт со своим штабом в Египте» и «Продажа невольницы». Но понятно, что героем выставки стал именно «Бассейн», в 2001 году варварски вырезанный неизвестным из рамы и возвращенный лишь пять лет спустя (Жерома вернули через приемную КПРФ в Госдуме). Сильно поврежденную картину долго реставрировали и наконец представили публике — с подробным рассказом о том, в каком чудовищном состоянии ее нашли.

Языком специалистов этот ужас описывается так: «Холст был сложен вдвое, хрупкие нити основы перетерлись и лопнули; по линиям сгибов образовался крестообразный сквозной прорыв, что разделило картину на четыре отдельные части, соединенные между собой лишь отдельными нитями. По всей поверхности прослеживались крупные деформации, заломы, многочисленные утраты живописи…». Фотографии напоминают об усилиях реставраторов, в течение 2,5 года возвращавших полотну его первоначальный вид.

Еще сложнее оказались задачи у реставраторов «Благовещения». Эта работа, одна из лучших у продуктивного Чимы де Конельяно (ок. 1460 – 1517 или 1518), была создана для венецианской церкви ордена Крочифери в 1495 году. Дата указана в картуше в нижней части картины, вместе с именами мастеров Цеха ткачей шелка, которые покровительствовали церкви. В Россию «Благовещение» попало еще два столетия назад и долгое время принадлежало князьям Голицыным. В 1873 году ее перевели с дерева на холст, но тогдашние методики были несовершенны, живопись при переносе не только пострадала, но и была частично утрачена.

10 лет спустя картина досталась Эрмитажу в составе голицынского собрания. Ее реставрация началась в 2004-м и продолжалась пять лет. Картину расчистили от позднейших наслоений, теперь она выглядит так, как ее создал сам художник.

А вот «Беглый раб» Беклемишева в долгой реставрации не нуждался, хотя его вид в момент обнаружения был далек от идеального, а многочисленные утраты требовали серьезной работы. Скульптура, выполненная из тонированного под бронзу гипса, была замурована в стену на площадке второго этажа Церковной лестницы, ее нашли случайно, когда устанавливали новые счетчики.

Как «Беглый раб» там оказался, стало понятным из записки, найденной в схроне. В 1930 году скульптуру передали Музею революции, который размещался в Зимнем дворце. Когда после войны музей переезжал в особняк Кшесинской, скульптуру решили оставить из-за ее плохого состояния. Сегодня полудетективная история ее обнаружения и последующего восстановления привлекает массу зрителей.

Когда-то, в советские времена, выставки одного произведения были популярны. Так, Третьяковка любила отправить по стране «Выставку одной картины». С годами мода прошла, но в последнее время все чаще напоминает о себе. Выставки одного произведения часто устраивают в тех случаях, когда на организацию большой выставки сил нет, а один шедевр заполучить удается.

Эрмитаж, этой зимой показывающий несколько больших выставок, демонстрирует, как можно грамотно работать и с «текущим» материалом. Достаточно не скупиться на комментарии и сопроводительный фотоматериал, и тогда одно произведение способно стать основой экспозиции. В условиях, когда бюджеты музеев, особенно небольших, сокращаются, а финансировать отдельные проекты становится все труднее, такой опыт выглядит универсальным.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...