Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В начале нулевых нашему обществу были предложены две идеологемы — мир (стабильность) и деньги. В результате телевидение в плане идей быстро оскудело вслед за общественной жизнью и политикой. Дело дошло до того, что люди, которых приглашают на телевидение, говорят не то, что думают, а то, что может быть пропущено в эфир. Иначе их перестанут приглашать. Огромное количество очень достойных людей отказались от сотрудничества с телевидением, потому что их слова вырезают, а точку зрения искажают. Более того, та манера, в которой обученные за 10 лет ведущие федеральных каналов работают, вообще не позволяет что-либо обсуждать. Любое ток-шоу обычно сводится к тому, что героем становится телеведущий, а гости — это либо жертвы, либо — палачи.

Предложение президента Дмитрия Медведева создать общественное телевидение выглядит свежо. Но что обсуждать на таком телевидении? Что обсуждать, если даже во время прошедшей избирательной кампании не прозвучало ни одной мысли о нашем общем будущем, если столь важная демократическая процедура происходит у нас без конкуренции мыслей и идей? Свобода слова есть, а свободы мыслей нет. Невозможно сделать общественное телевидение, если нет дискуссий в обществе.

Когда люди борются за то, чтобы телевидение было общественным, они борются за заработную плату либо за доступ к соответствующим бюджетам. Эта та группа, которая присвоила себе право говорить от лица интеллигенции или креативного класса. Полезные мысли общество слышит вне зависимости от размера телеканала или формы его собственности. Какая разница, кто владеет? Никогда не найти группу или человека, который устроит всех.

Но, как мы знаем, если поставлена задача создать общественное телевидение, то ее исполнят. Это примерно такая же ситуация, как с оснащением веб-камерами всех избирательных участков. Деньги точно потратят. Скорее всего, за основу общественного телевидения возьмут один из федеральных каналов, обрушат его долю до 1%. То есть уничтожат какой-нибудь существующий бренд и ни к чему хорошему это не приведет. Не канал решает, а пространство коммуникаций. Продукт может понравиться, потому что он будет ярким и современным. А если не понравится, люди его смотреть не будут.

С моей точки зрения, было бы разумно сделать по-другому. Для той аудитории, которую волнуют вопросы демократии, а это меньшинство граждан РФ, достаточно дать возможность общаться на близком им языке после 22.30 на федеральных каналах. Это не обрушит телеканалы, но может создать среду популярных общественных дискуссий. Если, конечно, продюсировать этот сегмент будут без администрации президента РФ. И тогда это будет иметь больший политический и идеологический эффект. Да и деньги выделять не надо будет.

Автор — генеральный директор российского делового телеканала РБК-ТВ.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...