Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Я пишу эти строки, находясь под огромным впечатлением от митинга 10 декабря, когда десят­ки тысяч москвичей пришли на Болотную пло­щадь, чтобы продемонстрировать готовность пре­вратиться из подданных в свободных граждан. Большая ошибка думать, что люди, исповедующие кредо «наше оружие — человеческое достоинство», пришли на площадь не по своей воле, а в результа­те призывов и козней Госдепа США и Х. Клинтон. Признаться, я этого не ожидал даже после са­моуверенной рокировки правящего тандема. Мне казалось, что российское общество находится в глубокой спячке, что, как и в середине 1980-х, «наша уверенность в завтрашнем дне» настолько уныло-крепка, что никто и ничто не избавит страну от будто бы почти всех устраи­вающей «стабильности». И вдруг опять случилось чудо. Страна вновь находится в преддверии чего-то смутно-многообещающего и одновре­менно тревожного.

Неизвестно, во что выльется начавшееся на Болот­ной протестное движение и насколько оно будет массовым. Но ясно одно: эпоха инертного общества с равнодушием большинства граждан к общественным интересам завершается. Россияне мучительно преодо­левают комплекс безразличия, страха и беспомощности. Все больше молодых сограждан, в том числе и весьма успешных, вместо намерения покинуть родину в поисках счастливой жизни, как об этом сплошь и рядом говорилось еще совсем недавно, приходят к осознанию своей ответственности за судьбу страны, за которую не должно быть стыдно. Более того, они, кажется, готовы активно участвовать в ее созидании, а это означает, что отмечаемая социологами пресловутая «атомизация социума» начинает уступать место общественной солидарности.

Как бы то ни было, затянувшаяся остановка в мучительном дви­жении страны к идеалам свободы, равенства и справедливости за­кончилась. А вот ответ на вопрос, куда она пойдет, должно дать воле­изъявление народа. Власть, конечно, выиграла выборы, набрав всеми правдами и неправдами половину голосов против 70% в Госдуме пя­того созыва. «Единая Россия», скорее всего, победила бы и без всяких нарушений выборных норм. Но оказалось, что люди не хотят больше терпеть несправедливость и готовы выступить против многочислен­ных случаев фальсификации итогов выборов.

И хотя по-прежнему силы гражданского общества и власти не­равны, властвующая элита вынуждена начать переговоры и вступить в диалог еще до того, как эти силы станут равными, иначе она про­играет окончательно. Сейчас на нее ложится очень большая ответ­ственность. «Единая Россия» не привыкла делиться властью. В то же время мы знаем, что в оппозиции разброд и шатания, нет явного лидера и всегда есть деятели, видящие смысл своих действий только в слепом единоборстве, независимо от того, к чему оно приведет.

Нам остро не хватает понимания компромисса как соглашения о реальных взаимных уступках, а не как отступления в силу времен­ной слабости. Власти надо пойти на пересмотр итогов выборов на скандальных участках и не настаивать на том, что всё «правильно и окончательно», а оппозиция не должна настаивать на полном пере­смотре итогов выборов. Культура «всё или ничего» бесперспективна и пагубна для всех. На смену ей должна прийти европейская культура взаимно уважительного диалога.

Другой важный урок российской трансформации — отказ от веры в идеального вождя-реформатора. Ведь победа автократии в стране в нулевые годы стала закономерным итогом именно этого наивного за­блуждения, причем заблуждения как простых обывателей, так и рафи­нированной московской интеллигенции, волею судьбы получившей в начале 1990-х годов уникальный шанс на формирование демократиче­ской власти в стране. К сожалению, в российском политическом классе, причем даже в ее самом либеральном сегменте, большой популярностью пользуется теория народного бонапартизма и близкий ей пиночетизм.

Волеизъявление народа в условиях отсутствия среднего класса и институтов гражданского общества часто выводило на авансцену истории политиков, не имеющих никаких политических и эконо­мических программ, кроме инстинкта власти. Уместно в этой связи привести слова классика демократии А. Токвиля об имитационной демократии Наполеона III: «Каждый раз, когда французы желали уничтожить абсолютную власть, они ограничивались тем, что стави­ли голову статуи Свободы на тело раба».

Неужели нас ничему не научил и постсоветский вождизм недавней ельцинской эпохи? Стране не нужны лидеры с неограниченными, по сути, полномочиями, которые набирают очки на безответственных социальных обещаниях, а заканчивают расстрелом парламента.

Самое надежное противоядие от подобных антидемократических практик — это соблюдение принципа сдержек и противовесов, кон­троль над правительством и бюрократией со стороны гражданского общества. Только приоритет институтов гражданского общества над любыми идеологическими «изобретениями» нашей новой старой номенклатуры в состоянии противодействовать захвату государ­ства и корпоративной коррупции. И только согласованные действия граждан способны обеспечить устойчивый и надежный социальный и экономический прогресс.

Сегодня мы наблюдаем пробуждение масс и гражданского само­сознания без достаточного понимания целей движения. В этих ус­ловиях очень важно формирование современной демократической элиты — как на стороне власти, так и на стороне оппозиции. Той и другой необходимо учиться договороспособности во имя общего Отечества, стоящего перед лицом нарастающих проблем и вызовов. И лучшим ответом на сложившуюся ситуацию будет общественный диалог на круглых столах и в публичных дискуссиях. При этом обеим сторонам нужно проявлять терпение и не поддаваться искуше­нию решать проблемы с помощью насилия. Наш исторический опыт, к сожалению, изобилует подобными примерами. Но ведь не запро­граммированы же мы фатально на вечную конфронтацию.

Выдвижение модернизации в качестве стратегического приоритета страны объективно несовме­стимо с автократической моделью развития и имитационной демо­кратией и требует концентрации политической воли современного демократического государства, развертывания личной инициативы людей, создания институтов гражданского общества и саморегулиру­емых организаций.

Гражданский энтузиазм в стране напоминает события в СССР 25-летней давности. Но есть здесь и громадное многообе­щающее отличие. Тогда 280 млн подданных неожиданно получили свободу, по сути, из рук одного человека — М. Горбачева. И вскоре вы­яснилось, что дарованная сверху свобода скорее опьяняет, чем вдох­новляет, если быстро не приносит наивно ожидаемых от нее плодов. Сегодня же люди за нее борются, а это уже совсем другое дело. Есть надежда, что завоеванной свободой они распорядятся достойно.

Автор — директор Института экономики РАН

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...