Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Счастье быть Максимом Галкиным

В ТЮЗе играют «Записки сумасшедшего» Гоголя как социальный памфлет
0
Счастье быть Максимом Галкиным
Алексей Девотченко в сцене из спектакля «Записки сумасшедшего». Фото: Елена Лапина/moscowtyz.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Каму Гинкаса всегда интересовали пограничные состояния человеческого сознания. После чеховского «Черного монаха», где Сергей Маковецкий виртуозно играл безумие как признак гениальности, режиссер продолжает исследовать эту тему в «Записках сумасшедшего». Но здесь он разбирает не внутренние процессы в воспаленном мозге, а внешние причины, толкающие людей за грань безумия.

Этот спектакль Гинкаса получился по-плакатному социальным и едко-ироничным. А вместо Маковецкого, которому изначально предназначалась эта роль, Поприщина сыграл питерский актер Алексей Девотченко, известный склонностью к гротеску, взрывным темпераментом и активной гражданской позицией.

Его герой, мелкий чиновник департамента, сходит с ума не от безответной любви к генеральской дочке, а от жгучей зависти к богатым и знаменитым и страстного желания хоть немного прикоснуться к миру гламура.

Кама Гинкас не изменил в тексте Гоголя ни слова, но звучит он, будто написан только вчера. Чего стоит, например, строка: «Аренды, аренды хотят эти патриоты!». Актуальность гоголевской вещи режиссер доводит до злободневности, расставляя то тут, то там приметы эпохи нынешней. Мечтающий о славе Поприщин вешает на стену портреты Путина, Галкина и Пугачевой, жадно читает свежие газетные вырезки и сооружает мантию из страниц глянцевых журналов.

Актер появляется на сцене в пальто и серой кепке городского люмпена, сжимая в зубах цыгарку и отпуская в зал ядовитые реплики. Здесь вообще часто смеются. Герой Девотченко так уморительно ведет диалоги с генеральской собачкой и пародирует чиновников из департамента, что удержаться невозможно.

Веселого абсурда в спектакль добавляют безмолвные персонажи: две балерины в пачках, жующие бутерброды, и толстый охранник, тоже неравнодушный к балету. Но все это не отменяет ужасного одиночества человека, запертого в тесной клетушке желтого дома (декорация Сергея Бархина и впрямь выкрашена в яркий яичный цвет, который сам по себе способен свести с ума).

Последнюю сцену, где равнодушный охранник сажает героя на цепь, Девотченко играет сильно и страшно. И его отчаянные глаза запоминаются больше, чем видеонарезка образов масс-медиа, которая лавиной обрушивается на нас в финале.   

ТЮЗ, 18 декабря, 19.00

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...