Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Герман-старший собирает вещи

Режиссер считает, что его семью выживают из Петербурга
0
Герман-старший собирает вещи
Trend/Андрей Федоров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пожалуй, ни одно кадровое решение Смольного не вызвало столь бурной реакции, как объявление Дмитрия Месхиева председателем комитета по культуре. Прошло всего три дня, а культурное сообщество уже взбудоражено, и высказывания по этому поводу, мягко говоря, неоднозначны. 


В субботу на одном из городских интернет-ресурсов появилось открытое письмо Алексея Германа-младшего губернатору Георгию Полтавченко, суть которого сводилась к одному: нормально ли все происходящее и не стоит ли представителям петербургской культуры, в частности Алексею Герману-старшему, покинуть город. Мол, стоило известному режиссеру задать такой вопрос вице-губернатору Кичеджи, как тот сразу его поддержал.


Затем тот же ресурс опубликовал информацию о совещании, которое Василий Кичеджи провел 10 декабря в Смольном по поводу организации международного кинофестиваля в Петербурге в 2012 году, а также комментарии вице-губернатора по поводу его телефонного разговора с Алексеем Германом-старшим.


«Известия» обсудили сложившуюся ситуацию с супругой режиссера, продюсером и сценаристом Светланой Кармалитой. Она высказывалась, разумеется, и от лица своего мужа Алексея Германа-старшего. 


Оказалось, что к обсуждению грядущего кинофестиваля в Смольном были приглашены Алексей Герман-старший — президент Петербургского кинофорума, Светлана Кармалита — автор концепции и названия одной из программ Второго кинофорума («Best of the best»), Елена Шумакова — куратор программы «Итальянская мозаика» на Втором кинофоруме и отборщик Венецианского кинофестиваля по странам СНГ, Эдуард Пичугин — председатель совета директоров киностудии «Ленфильм», Дмитрий Месхиев, а главное — бесспорная величина в мире кино Марко Мюллер. 


— Но, кажется, в Смольном даже не поняли, что к ним приехал великий Мюллер, который «поднял» кинофестивали в Роттердаме, в Локарно и Венеции, — говорит Светлана. — После его выступления нам сообщили, что его предложения — нет, не с благодарностью примут, а всего лишь рассмотрят, поскольку, мол, есть и другие. Я предполагаю, что никаких других, кроме предложений Месхиева, нет. Иначе мы бы о них знали.


Предположение логично: киномир тесен, слой тонок и общаются кинематографисты между собой гораздо чаще, чем с властями. Но Кармалита опасается, что чиновники «вообще не очень поняли, что им пытался рассказать Марко Мюллер», а главное, что все задуманное им по меньшей мере грандиозно. 


Но самое печальное и настораживающее в этой ситуации то, что семья Германов категорически не видит для себя возможности взаимодействовать с Месхиевым — ни в личном, ни в профессиональном плане. Кармалита рассказала, что несколько лет назад общественный совет «Ленфильма» запретил Месхиеву входить на киностудию, и он с тех пор там не бывал:


— Один раз Дима пришел, но все сотрудники немедленно встали и вышли — кто в кафе, кто просто в коридор, чтобы только не общаться с ним...


Горький смех вызывает у Кармалиты и Германа и тот факт, что назначение Месхиева якобы поддержали Никита Михалков, Николай Буров и Рудольф Фурманов. Так сказал им в субботу Василий Кичеджи. 


— Ну, Михалков — это естественно, — замечает Светлана, — потому что на определенном этапе Дима решил жизнь свою строить с Никиты Сергеевича, пусть и в маленьком, провинциальном масштабе. С Буровым, директором Исаакиевского собора, тоже понятно: его наверняка беспокоит судьба музеев, но вряд ли — подробности кинематографической жизни. 


Еще, по словам Кармалиты, Кичеджи заявил, что «кандидатуру Месхиева поддержали 99,9% опрошенных». Так кого же все-таки опросили, кроме трех вышеназванных? Не было вроде бы ни референдума, ни открытого голосования членов культурного сообщества Петербурга.


Наконец, несколько иначе, чем изложено в интернете, выглядел телефонный разговор Кичеджи с Германом. Кармалита вспоминает, что он был очень коротким.
— Леша сказал (а я стояла рядом и слышала разговор), что ходят слухи о назначении Месхиева. А Кичеджи ответил, что этот вопрос будет решать он. Леша спросил: «Тогда мне, наверное, придется уезжать из города?» «Ну, что ж поделать — уезжайте!» — ответил Василий Николаевич. Теперь вы понимаете, почему Леша-младший написал в открытом письме: «Надо ли нам всем уже собирать вещи?» — говорит Кармалита.

Комментарии
Прямой эфир