Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первого декабря в Латвии успешно завершился сбор подписей в поддержку русского языка как второго государственного: около 184 тыс. Теперь проект поправок к Конституции должен быть передан на рассмотрение в сейм, а если сейм проект отклонит (в чем никто не сомневается), будет назначен референдум. Впрочем, на победу в референдуме тоже никто не рассчитывает (около 300 тыс. русскоязычных неграждан принять в нем участие не смогут).

Оценить то, что происходит сейчас в Латвии, невозможно. Слишком переплелись языковые, этнические, социальные и политические проблемы, и распутать их не удается. Тем не менее ситуация настолько интересна, что ее стоит обсудить.

Кампания за придание русскому государственного статуса была инициирована в марте обществом «Родной язык» (самый известный лидер которого — Владимир Линдерман, радикал и нацбол с 1997 года). Началась она отчасти как реакция на сбор подписей за ликвидацию государственного образования на русском языке, инициированный партией «Всё для Латвии». Впрочем, ликвидационная инициатива успеха не имела (поддержали ее около 110 тыс. граждан).

На первом этапе кампании за русский язык было собрано 12,5 тыс. подписей (что достаточно для получения финансовой поддержки от государства). На втором этапе нужно было собрать чуть более 154 тыс. подписей.

Политические партии — в том числе и «Центр согласия», опирающийся на большинство русскоязычного населения Латвии и занявший первое место на выборах в сейм, — эту акцию не поддержали. Однако в критический момент лидер «Центра согласия» и мэр Риги Нил Ушаков проект подписал и призвал граждан последовать его примеру.

В самой Латвии кампанию оценивают крайне противоречиво. С одной стороны, говорят о хулиганской идее, провокации, нагнетании межнациональной напряженности, о том, что неизбежное поражение на референдуме закроет тему государственности русского языка на многие годы. С другой стороны, замечают, что количество подписавших свидетельствует о насущной потребности в пересмотре статуса русского языка, о проблемах с национальной и языковой политикой в Латвии. Очевидно, что игнорировать мнение около четверти избирателей невозможно, полностью списать его на радикализм тоже не получится.

Отвлечься от политики трудно, но я попробую оценить происходящее с позиции лингвиста, для которого русский является не только объектом исследования, но и родным языком. Меня заботит его судьба вне России, где он вступает в конкурентные отношения с другими языками, в данном случае — с латышским. Не имея политических и имперских амбиций, я поддерживаю распространение родной культуры и языка или, по крайней мере, их сохранение в тех странах, где они исторически присутствуют. Латвийская кампания — очень яркий и чуть ли не единственный на постсоветском пространстве пример инициированной снизу — строго в соответствии с законодательством — борьбы за статус русского языка. Ее конечный результат будет показателен и полезен независимо от исхода референдума. Точнее говоря, возможная неудача на референдуме все равно даст нам четкое представление о языковых предпочтениях латвийского общества, в том числе о его расколе.

Это особенно очевидно на фоне другого примера. Российский политик Дмитрий Рогозин призвал к организации на первый взгляд схожей кампании, но только в большем масштабе. С 1 апреля 2012 года вступает в силу регламент Евросоюза, известный как «Европейская гражданская инициатива». В соответствии с ним законопроект, поддержанный не менее миллионом граждан ЕС, должен быть рассмотрен в Еврокомиссии, а при ее поддержке — и в Европарламенте. Рогозин предложил инициировать сбор подписей граждан ЕС за придание русскому языку статуса рабочего языка ЕС. Не обсуждая даже ценность данного статуса, обращу внимание на то, что речь идет об инициативе и организации процесса извне, со стороны политических сил России, не являющейся членом ЕС. Подобная кампания имела бы для русского языка печальные последствия в Европе, поскольку выглядела бы исключительно как политизированная акция России. Она вызвала бы сильное отторжение, не имея при этом никаких шансов на успех. Даже собрав миллион подписей, инициатива не прошла бы дальше Еврокомиссии. Да и полезного знания о реальных потребностях европейцев в русском языке мы не получили бы.

Русский язык сегодня не является собственностью России. Его ценность во многом связана с ней, но уж точно не определяется усилиями российских политиков. Можно только надеяться, что высказывание Рогозина было сделано в рамках предвыборной кампании и после 4 декабря будет благополучно забыто. Ибо неуклюжая поддержка принесет русскому языку больше вреда, чем пользы. Станет своего рода медвежьей услугой.

 Автор — директор Института лингвистики РГГУ.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...